Когда видишь, что происходит с Джорджем Бушем в последние дни, на ум сразу приходит поговорка 'пришла беда - отворяй ворота'. Сначала он упал с горного велосипеда и ободрал лицо. Потом антибушевский фильм Майкла Мура (Michael Moore) получил главный приз на Каннском фестивале. Теперь же, в довершение этих отвратительных выходных, выясняется, что Буш, скорее всего, проиграет ноябрьские выборы.

Хочу, чтобы меня правильно поняли. Когда я говорю, что Буш скорее всего проиграет, это не означает, что он проиграет непременно, что ему ни за что не победить, что я готов дать голову на отсечение и так далее. До выборов в Америке остается еще пять с лишним месяцев, и кампания только набирает скорость. На ее исход еще способно повлиять множество факторов, в том числе и события в Ираке в ближайшие недели.

И все же мнение, из которого исходили политики в самой Америке и других странах, особенно после 11 сентября 2001 г., и которого все еще придерживается значительное большинство американских избирателей - мнение о том, что 2 ноября Буш будет переизбран на второй срок - уже не кажется таким бесспорным, как раньше. Факты явно свидетельствуют против него. Это не значит, что такого не может произойти. Но это значит, что те, кто строил свои планы на ближайшие несколько лет, основываясь на том, что Буш останется президентом до 2008 г. - в том числе и Тони Блэр - должны всерьез задуматься о возможности прихода в Белый дом новой администрации во главе с Джоном Керри (John Kerry).

Главным основанием для такого утверждения является тот факт, что за последний месяц или около того, положение Буша, по данным опросов общественного мнения в США, существенным образом изменилось. Речь идет не только о том, что Керри в последнее опросов, слегка опережает его - хотя по результатам большинства майских опросов он действительно обогнал Буша на 2-5 пунктов. Я имею в виду общие настроения общественности, которые выглядят менее благоприятными для Буша, и более благоприятными для Керри.

В качестве примера возьмем ответы на один из вопросов, которые агентство 'Zogby International' задавало американцам 10 дней назад: 'По вашему мнению, Соединенные Штаты находятся на правильном пути, или на неправильном?' В апреле 49% опрошенных ответили, что страна находится на неверном пути, а 44% - что на правильном. К маю, однако, число сторонников мнения о неверном пути выросло до 54%, а противоположного - снизилось до 40%.

Это крупный сдвиг по одному из показателей - обычно такие вещи служат дурным предзнаменованием для действующей власти. Обратить эту тенденцию вспять - дело непростое. Но похоже, по данным специалиста по опросам общественного мнения из Демократической партии Стэна Гринберга (Stan Greenberg), аналогичные изменения наблюдаются не только здесь. Гринберг сформулировал свой вопрос следующим образом: 'Считаете ли вы, что война в Ираке стоит жизней американцев и финансовых расходов, или нет?' В конце марта 48% американцев считали, что дело того стоит, а 47% - что нет. Через два месяца уже 55% опрошенных сочли, что цена войны слишком велика, а количество их оппонентов сократилось до 41%. Это еще один существенный сдвиг. Все это вместе начинает походить на критическую массу.

Конечно, к опросам общественного мнения всегда следует относиться с осторожностью, а к американским - тем более. Там общенациональные опросы вроде тех, на которые мы только что ссылались - менее надежный индикатор, чем в нашей стране. Хорошо известно, что в такой огромной и разнообразной стране как США, политический процесс развивается прежде всего на местном уровне, а система коллегии выборщиков приводит к тому, что ключи к результату выборов, где не один из соперников не имеет существенного перевеса, неизменно оказываются в руках нескольких колеблющихся штатов. А на этих выборах, как и в 2000 г., большого перевеса ни у кого не будет. Как всегда, миллионы долларов, израсходованные на телевизионную рекламу в таких штатах как Огайо и Флорида - традиционных 'полях сражений' между республиканцами и демократами - могут в достаточной мере изменить число голосов в пользу Буша, чтобы перечеркнуть общенациональную картину - как это и произошло в 2000 г.

Тем не менее, было бы абсурдом игнорировать свидетельства того, что соотношение сил постепенно, но неуклонно, меняется не в пользу Буша. Как сказал бы Джон Прескотт (John Prescott) [заместитель премьер-министра Великобритании - прим. перев.], происходит тектонический сдвиг. По словам Гринберга, сегодня Буш 'в лучшем случае является президентом на 47%', а потому, скорее должен проиграть, чем победить. Утрата уверенности в отношении Ирака, считает Гринберг, способствует общему настрою в пользу перемен. С ним соглашается и Джон Зогби (John Zogby), ссылаясь на данные своего агентства: лишь 43% опрошенных считают, что Буш заслуживает переизбрания, а 51% говорит, что пришло время для 'нового человека'. Проиграть эту гонку, как пишет Зогби в позавчерашней статье, 'Джон Керри может только по собственной вине'.

В связи с этим возникает вопрос, способен ли Джон Керри - единственный кандидат, помимо действующего президента, всерьез претендующий на победу - выиграть выборы, которые проигрывает Буш. В интеллектуальных кругах по обе стороны Атлантики в этом скорее сомневаются. Ему не хватает гибкости, говорят они, он не устоит под шквалом огня, который Буш несомненно на него обрушит. Возможно, они правы. Преимущество в 2-5 пунктов слишком незначительно, чтобы отстоять его, когда начнется настоящий натиск.

Однако опытные наблюдатели приводят на это несколько возражений. Во-первых, отрыв Буша от Керри в 'республиканских' штатах куда меньше, чем Керри от Буша в штатах 'демократических'. Во-вторых, колеблющиеся избиратели чаще всего поддерживают 'нового человека', а не действующего президента. В-третьих, в глазах большинства избирателей Керри лидирует по двум главным вопросам - экономике и Ираку. Наконец, Керри традиционно хорошо проходит 'последний отрезок дистанции' - набирает силу в последние недели кампании, как показали 'праймериз'.

Профессиональные политики - как лейбористы, так и демократы - по-прежнему качают головой. Почему он не использовал неудачи Буша в Ираке с большей беспощадностью, спрашивают они. Почему он не сформулировал свою программу более четко? Но и на это существуют обоснованные ответы. Потому что Керри придерживается тактики постепенных действий, мало-помалу отвоевывая позиции. Потому что действия Буша в Ираке сами по себе работают на Керри. Потому что сейчас было бы неразумно слишком резко нападать на Буша: в противном случае тот может разыграть 'патриотическую карту'.

Многие люди, резко настроенные против Буша, также недовольны действиями Керри. Они хотят, чтобы тот действовал в духе Майкла Мура: 'рвал Буша на части' не только по иракскому вопросу, но и по Ближнему Востоку, по вопросам о гражданских свободах, неравенстве, экологии, о резком росте дефицита госбюджета, который Найалл Фергюсон (Niall Ferguson), автор недавно вышедшей книги 'Колосс' (Colossus) - а это не Майкл Мур, а серьезный историк - считает 'ахиллесовой пятой' глобального могущества Америки.

Но Керри, судя по всему, умнее, чем его считают все эти люди. Еще в сентябре 2001 г. Керри был среди тех сенаторов-демократов, что поддержали трудное и не слишком вдохновляющее лидера большинства Тома Дашла (Tom Daschle) о том, что партии не следует слишком критиковать 'войну с террором'. Настроение в Америке таково, утверждали сторонники этого решения, что нападки на Буша в связи с Афганистаном, гражданскими свободами или Ираком завели бы партию в ловушку, которую ей расставлял главный стратег президента Карл Роув (Carl Rowe), готовясь к кампании 2004 г. Стратегия Роува заключалась и заключается в том, чтобы представить Буша в качестве сильного и победоносного лидера страны, ведущей войну. Коварным ответом Дашла на это стал принцип 'не высовываться'. Если война с террором увенчается блестящим успехом, Буш так или иначе победит. Если же дела пойдут плохо, Дашл и Керри не собирались позволить Бушу обвинить в этом демократов.

Это была рискованная игра. Но если в 2001 г. их план казался проявлением малодушия, то сегодня он выглядит разумным. Теперь, в тот момент, когда Буш вчера вечером начал в Пенсильвании контратаку по иракскому вопросу, открывая решающую фазу 'самых судьбоносных за несколько десятилетий выборов' в Америке, как справедливо отмечает известная писательница Элизабет Дрю (Elizabeth Drew), инициатива принадлежит Керри, а не Бушу.