Хелле Дейл является директором программы внешнеполитических и оборонных исследований в "Heritage Foundation"

Вильнюс, Литва, 26 мая 2004 года. К настоящему времени многие из стран Центральной и Восточной Европы, бывших сателлитов советской державы, прочно привязаны к западным институтам. В марте с.г. произошло расширение до 26 членов Организации Североатлантического договора (НАТО), а 1-го мая Европейский союз (ЕС) вырос сразу до 25 членов. Лозунг "Европа единая и свободная" был претворен в жизнь при существенной американской помощи, а европейский клуб богатеев раскрыл свои двери для бедных кузенов, которых прежде держали за фалды престарелые лидеры в Кремле.

Ваш покорный слуга последний раз был здесь в 2000 году, когда 10 стран, в их числе страны Прибалтики, собрались, чтобы объявить о том, что стали кандидатами на вступление в НАТО. Это было событие, которое в европейских столицах и в Соединенных Штатах вызвало оживленные разговоры и качание головой. "Совершенно нереально", - так думало большинство. Но даже в самые мрачные времена правительства прибалтийских государств никогда не теряли своей решимости.

С того времени изменился и сам Вильнюс. Четыре года назад был тщательно отреставрирован Старый Город, а сегодня весь Вильнюс демонстрирует свои чистые североевропейские улицы и переулки. Позади стоящего на вершине холма Вильнюсского замка на фоне неба вырисовываются профили небоскребов.

"Утечка мозгов" заграницу, из-за которой Литва лишилась более 200 тыс. коренных жителей, сегодня имеет обратную тенденцию. Несколько дней назад литовское телевидение интервьюировало одну датскую пару, которая решила поселиться здесь. В летний сезон отдыхающие из Польши находят успокоение от переполненных курортных местечек у себя на родине в производящих глубокое впечатление районах природных озер Литвы.

Осуществив три свои главные внешнеполитические задачи на 1990-е годы - вступление в ЕС и в НАТО, а также налаживание мирных отношений с соседями - литовцы сегодня задают себе вопрос, что станет следующим в повестке дня тех, кто планирует внешнюю политику страны. Варианты того же вопроса задаются сегодня по всей Центральной и Восточной Европе. С американской точки зрения, ответы будут очень интересными.

Один ответ, который был предложен во время состоявшейся в понедельник встречи "За укрепление партнерства в Северной Европе", в которой приняли участие аналитики из восьми стран Скандинавии и Балтии, а также из Соединенных Штатов, касался распространения путем интеграции с Западом зоны стабильности на Молдавию, Белоруссию и Украину. Эта троица в совокупности образует последнее неурегулированное постсоветское пространство в Европе. Это исключительно трудный проект, если учесть множество проблем, которые стоят перед вышеназванными странами, а также и сильную заинтересованность России в их статусе. Однако здешние люди вспоминают, что 10 лет назад то же самое говорили о прибалтийских государствах.

Официальная внешнеполитическая повестка Литвы едва ли менее амбициозна, о чем поведал в Вильнюсском университете исполняющий обязанности президента Литвы Артурас Паулаускас. Поскольку теперь у Литвы есть обеспечиваемые НАТО гарантии безопасности, литовцы могут обратить свое внимание на интеграцию в ЕС, проект, который явно будет доминировать в литовской внешней политике в предстоящие годы.

В число приоритетных задач входят присоединение Литвы к Соглашению о единой европейской валюте (которое устанавливает курс национальных валют относительно евро) и к Шенгенскому договору (который устраняет пограничный контроль на границах между странами - членами ЕС). Предполагается, что Литве потребуется 20-30 лет, чтобы догнать старых членов ЕС. Г-н Паулаускас также обещал всемерно содействовать укреплению Трансатлантического альянса, где Соединенные Штаты играют ключевую роль в европейской оборонительной структуре. Но в то же время он подчеркнул, что "нас кличут литовцами, но мы - европейцы".

Фактом является то, что, хотя новые члены ЕС и НАТО считают себя друзьями и союзниками Соединенных Штатов, притягательная сила ЕС будет ощущаться - и уже ощущается - ибо Брюссель обладает силой кошелька, а обещание выделить местному сельскому хозяйству деньги из его специальных фондов является довольно заманчивым.

Сумеют ли эти страны формулировать собственную внешнюю политику в будущем? В конце концов, не далее как полтора года назад французский президент Жак Ширак (Jacques Chirac) пенял им, что они плохие европейцы, за то, что они встали на сторону Соединенных Штатов в вопросе Ирака.

В понедельник один польский аналитик внешнеполитических проблем пытался объяснить различие между ограничениями, которые налагал Советский Союз, и теми ограничениями, которые налагает членство в ЕС. "Есть разница, когда вы соглашаетесь на ограничения, и когда ограничения вам навязываются. Это такая разница, которую мне хотелось бы когда-нибудь отразить на моей скрипке". Его высказывания заставляют думать о том, что в этой аргументации есть большая доля тонкости.

Но мы еще не пришли к этому. Европейская единая внешняя и оборонная политика еще далека от реальности, а внешняя политика остается главным образом полем деятельности национальных столиц Европы. Насущным для американских деятелей, которые формулируют внешнюю политику страны, остается вопрос о том, как сохранить наши отношения со стойкими союзниками Америки из числа новых членов НАТО и ЕС в Восточной и Центральной Европе, признавая в то же время, что их мир в некоторых отношениях изменился коренным образом. Это будет достаточно трудным делом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.