Возможно, копия Эйфелевой башни в Алма-Ате и уступает по размеру парижскому оригиналу, но тем не менее этот символ вновь обретенного богатства и уверенности центрально-азиатской республики нельзя не заметить.

Монумент воздвигнут перед одним из новых шикарных торговых центров, рядом с дорогими магазинами, кафе и отелями, свидетельствующими о быстром восстановлении экономики и нефтяном буме.

В 2003 году чистые прямые инвестиции в страну составили 2,1 млрд. долл. (1,7 млрд. евро, 1,2 млрд. фунтов стерлингов), а рост ВВП четвертый год подряд превысил 9%. В результате Казахстан стал экономическим магнитом региона, резко контрастируя с соседями, переживающими застой и проводящими репрессивную миграционную политику.

Конечно, здесь тоже есть обвинения в широко распространенном блате, политических запретах и коррупции, затрагивающие даже высшие уровни администрации. В стране велико неравенство. Но по сравнению с окружающими его странами, Казахстан далеко превзошел ожидания экономических реформ и теперь пожинает плоды.

'Просто удивительно, насколько расцвела страна, - говорит Майкл Чанц, глава международного бюро миграции в Казахстане. - Не могу поверить, что это то же место, куда я приехал пять лет назад'.

По оценкам его организации, чистая эмиграция из страны в прошлом году составила всего 9 тысяч человек, а в этом году вполне вероятен приток иммигрантов - огромные изменения, ведь после распада Советского Союза в 1991 году Казахстан покинуло около 2 млн. человек.

Теперь, спустя десять лет после того, как этнические русские покинули страну, опасаясь негативных последствий, появились признаки того, что более строгие миграционные правила в России вместе с устойчивым экономическим ростом в Казахстане убеждают остальных остаться в республике, и даже те, кто уехал, начинают возвращаться. Чеченцы, депортированные сюда во время Второй мировой войны, вновь возвращаются в Казахстан из раздираемой конфликтами родной республики.

Важно и то, что сотни тысяч временных мигрантов регулярно и более или менее легально приезжают сюда из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии для сезонной работы и торговли.

В начале 1990х годов аналитики считали, что самым большим потенциалом среди центрально-азиатских государств обладает Узбекистан, население которого составляло 25 млн. человек. Однако страна скатилась к экономическому застою и политическим репрессиям, тогда как Казахстан растет, благодаря либеральным экономическим реформам и относительно открытым границам.

'Сравнение Казахстана с другими странами региона не приносит пользы, а лишь порождает тщеславие, - говорит Григорий Марченко, советник президента и один из ведущих реформаторов страны в прошлом десятилетии. - Мы предпочитаем смотреть на Россию или страны Восточной и Центральной Европы'.

Марченко входил в немногочисленную команду экономистов, которых Центробанк Казахстана нанял в начале 1990х годов. Они быстро создали тенге - национальную валюту, заменившую рубль, и стабилизировали денежные запасы.

Затем они продолжили реформу банковской отрасли, укрепив финансовый сектор солидными институтами, которые теперь получают высокие кредитные рейтинги и регулярно выпускают еврооблигации. В стране существует схема защиты вкладов и пользующаяся успехом программа внутренней ипотеки, которая помогла увеличить количество частного жилья.

В других областях экономических реформ Казахстан также добился заметного прогресса - провел реструктуризацию пенсионной и налоговой систем, создал 'стабилизационный фонд', куда перечисляются прибыли от высоких цен на нефть, либерализовал электроэнергетику и приватизировал многие государственные предприятия. Сейчас в стране проводится реформа коммунального хозяйства.

Экономический рост Казахстана во многом обусловлен его значительными запасами нефти. Однако богатый газом Туркменистан находится в гораздо более плачевном положении. Разница между странами объясняется желанием Казахстана открыть природные ресурсы для иностранных инвесторов, на которые сегодня приходится большая часть прямых инвестиций в страну.

Марченко указывает на Нурсултана Назарбаева, который занимает президентский пост с советских времен. Он доверил группе реформаторов проводить преобразования в стране, стал председателем Иностранного инвестиционного совета, на котором предприниматели озвучивают свои проблемы.

Другие подчеркивают важность высоко образованного населения Казахстана, значительную часть которого составляют русские.

Будущее может оказаться более сложным. Бизнесмены обеспокоены необходимостью наличия связей с властями. А власти стали более агрессивными, пытаясь пересмотреть соглашения о разделе продукции с иностранными компаниями, добывающими нефть. Они начинают говорить о промышленной политике, достигнув небольшого успеха в диверсификации экономики.

Обеспокоенность вызывают и сложности проведения следующего этапа социальных преобразований. В прошлом месяце Марченко подал в отставку из-за разногласий по поводу реформы коммунального хозяйства.

Кроме того, запланированный в США процесс над Джеймсом Гиффеном, которого обвиняют в даче взяток казахским властям, грозит возобновить дискуссию о коррупции в стране.

Тем не менее сегодня иностранные инвесторы стоят планы о дальнейших капиталовложениях в Казахстан, а его недавно разбогатевшие граждане наслаждаются беспрецедентной покупательской лихорадкой.