Первый саммит расширенного Евросоюза и России, прошедший в прошлую пятницу в Москве, стал поводом для ослабления напряженности в Кремле, вызванной вступлением в ЕС семи стран бывшего восточного блока. Несмотря на примирение, в основном, касающееся экономических вопросов, 'российский вопрос' рискует стать предметом разногласий внутри нового Евросоюза и усложнить проведение общей внешней политики.

Если исключить Мальту и Кипр, в меньшей степени Словению, возникшую из титовской Югославии, семь из десяти 'новичков' имеют опыт негативных отношений с Россией. Прибалтийские страны - Латвия, Эстония и Литва - в течение сорока пяти лет были аннексированы Советским Союзом; Чешская республика, Словакия, Польша и Венгрия, - все они подчинялись 'большому советскому брату'. Сегодня все эти страны выражают желание поддерживать хорошие отношения с Россией и исключают существование прямой угрозы. Однако, чувство недоверия по-прежнему присутствует, подпитываемое автократическими демаршами Владимира Путина, его стремлением восстановить могущество России и завоевать влияние в регионе.

'Стратегическое партнерство'

'Великие' европейские страны, такие как Франция, Германия, Великобритания, Италия, выступают за усиление 'стратегического партнерства' с Россией. Путин является достойным собеседником, в гораздо меньшей мере непредсказуемым, чем его предшественник Борис Ельцин, и конструктивным на международной арене. Франция, в частности, благодарна ему за то, что он держался до конца, несмотря на давление Америки, во время дипломатического противостояния по Ираку, зимой 2003 года, когда все думали, что Россия в последний момент 'сломается'. Отныне, Москва для Парижа является оплотом зарождающегося 'мультиполярного мира', который положит конец американской гегемонии.

Однако, это партнерство имеет свою цену: снисхождение Запада к отступлению России от демократических принципов. 'Великие' европейские страны больше не выступают с критикой войны в Чечне. Большинство согласилось с официальной версией о том, что в маленькой независимой республики действует 'международный терроризм'. Председательствуя на европейском саммите 5 ноября 2003 года, Сильвио Берлускони дошел до того, что стал опровергать 'слухи, распространяемые о Чечне', логове террористов. 3 апреля, находясь в России с визитом, Жак Ширак был более сдержан в своих высказываниях, и призвал к 'политическому решению', тотчас же добавив, что 'существует также проблема терроризма, которая требует решения'.

'Жесткая рука'

Подобные проявления слабости беспокоят новых членов Евросоюза, убежденных, что любезностью от России ничего добиться, ведь она понимает лишь политику 'жесткой руки'. Заявления Ширака во время его визита в Будапешт 24 февраля тоже были восприняты прохладно. 'Нужно дать России понять, что в ее интересах иметь подлинно братские отношения с Европейским союзом', - заявил он тогда. Это предполагает, что нам, возможно, следует относиться к ней с большим уважением'. 'Новичкам' эти слова показались демонстрацией смирения, которое может лишь увеличить амбиции России.

Присоединением к Евросоюзу, после вступления в НАТО, бывшие восточные страны стремились окончательно покончить с российским влиянием. Польша, не прочь стать лидером восточной политики ЕС, уже выступает за вступление Украины в Евросоюз, что крайне раздражает Россию. Прибалты выступили против поддержки Москвой русскоговорящих меньшинств, и надеются на помощь европейцев. Для России велик будет соблазн сыграть на своих хороших отношениях с 'великими' странами и обсудить важные вопросы в двустороннем порядке. Посмотрим, насколько жизнеспособной окажется точка зрения председателя Еврокомиссии Романо Проди, сравнившего на московском саммите Россию и Европу 'с икрой и водкой'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.