Война на Ближнем Востоке была в разгаре, и две ядерные сверхдержавы,, США и Советский Союз находились на грани вооруженного противостояния. Однако президент Соединенных Штатов был слишком пьян, чтобы ответить на телефонный звонок своего союзника, премьера министра Великобритании Эдварда Хита.

В наше время подобная ситуация между Тони Блэром и убежденным трезвенником Джорджем Бушем-мл. не может возникнуть. Однако 11 октября 1973 г., когда Овальный кабинет занимал Ричард Никсон, позже погоревший на Уотергейте, - вполне могла. Как стало известно из недавно опубликованных записей телефонных бесед Генри Киссинджера, занимавшего в то время одновременно посты госсекретаря и советника по национальной безопасности США, в тот день в Белый дом в восемь часов вечера поступил телефонный звонок из кабинета британского премьера Э. Хита.

'Можем ли мы сказать им нет?' - спросил Г. Киссинджер у своего помощника Брента Скоукрофта, который сообщил ему о срочном звонке из Лондона. 'Когда я разговаривал с президентом (чье пристрастие к спиртному ни для кого не было секретом), он уже был навеселе'. Скоукрофт ответил буквально следующее: 'Мы могли бы ответить ему, что президента нет на месте, и что он сам перезвонит позже'.

Англичанам тогда ответили, что с ним можно будет связаться на следующее утро. Бушевавшая Шестидневная война и намерения ОПЕК ввести свое первое эмбарго были достаточными причинами, чтобы рука любого руководителя государства потянулась к бутылке . . .