За последний год наша газета пролила яркий свет на подоплеку решений, которые привели Соединенные Штаты к войне в Ираке. Мы тщательно проанализировали все неудачи американских и коалиционных спецслужб по сбору разведданных, в особенности это справедливо в отношении утверждения о том, что Ирак обладает оружием массового поражения и имеет тесные связи с международными террористическими организациями. Мы по косточкам разбирали голословные заявления правительственных чиновников, которые были пропитаны легковерием и ложью. Теперь самое время заняться самокритикой.

Просматривая сотни статей, написанных в преддверии войны и во время начальной стадии оккупации, мы отмечали, что проделали огромный объем журналисткой работы, которой можно только гордиться. В большинстве случаев в наших материалах находила отражение проверенная информация, которой мы обладали на тот момент. При этом сведения добывались с огромным трудом в разведагентствах, самостоятельно дорабатывавших их на основе обрывочной и неполной информации. Если и были статьи, в которых мы не могли достоверным образом осветить события или дать исчерпывающий объем информации, то они позже перекрывались более полными и сильными публикациями. Именно так обычно и происходит процесс освещения последних событий.

Но мы также нашли материалы, в которых ситуация в Ираке описывалась не так точно и скрупулезно, как это должно было быть. В некоторых случаях достоверность информации, которая была противоречивой тогда и все еще вызывает сомнения сегодня, не проверялась в достаточной степени, и ей присваивался статус стопроцентной. Оглядываясь назад, мы сожалеем, что не действовали более агрессивно во всем, что касалось проверки официальных данных при возникновении или отсутствии новых фактов.

Большинство проблемных статей были написаны разными авторами и по разным предметам, но все они содержали одну общую черту. Их акцент, по крайней мере, частично зависел от информации, полученной от иракских информаторов, перебежчиков и граждан, находящихся в изгнании и надеющихся на 'смену режима' на родине. Вопрос о достоверности информации, которая поступала от этих людей, особенно остро встал в американском обществе в последние несколько недель. (Самый известный из противников Саддама Хусейна - Ахмад Чалаби (Ahmad Chalabi) - время от времени фигурировал в качестве источника информации на страницах нашей газеты, начиная еще с 1991 г., он, кстати, и познакомил журналистов с другими иракскими диссидентами. Ахмад Чалаби стал любимчиком сторонников жесткой политики в отношении Ирака в администрации президента США и регулярно получал деньги за информацию, полученную от иракских эмигрантов, до тех пор, пока этот источник финансирования не прикрыли на прошлой неделе). Только усложняя работу журналистов, все сказанное иракскими диссидентами охотно подтверждали правительственные чиновники, убежденные в необходимости военного вторжения в Ирак. Теперь официальные лица в администрации президента США говорят о том, что порой становились жертвами дезинформации со стороны этих псевдоисточников. Так же как и многие информационные агентства и печатные издания, включая, в частности, нашу газету.

Многие критики в то время обрушили весь свой обличительный потенциал на отдельных журналистов. Однако обзор публикаций показывает, что проблема имеет более сложный характер. Редакторы всех уровней, которые по идее должны были быть более предвзятыми и призывать авторов публикаций относиться к полученной информации с большей долей скептицизма, похоже, были заинтересованы лишь в том, чтобы тот или иной материал попал в набор как можно быстрее. Подчас у иракских беженцев желание очернить Саддама Хусейна перевешивало все остальное. Статьи об Ираке, основанные на голословных утверждениях и не подкрепленные проверенными фактами, порой помещались на первую полосу газеты, при этом последующим публикациям, ставящим под сомнение оригинальный материал, наоборот, отводилось не самое лучшее место. Зачастую опровержения недостоверной информации не следовало вообще.

Например, в номерах от 26 октября и 8 ноября 2001 г. на первой странице можно прочитать материал, посвященный рассказу одного из иракских перебежчиков, который описывает секретный лагерь подготовки исламских террористов, на территории которого производится биологическое оружие. Эти сведения никто и никогда не проверял.

20 декабря 2001 г. вышел еще один номер, центральный материал которой начинался следующими словами: 'Иракский перебежчик, который, по его словам, является инженером-строителем, заявил, что примерно год назад лично принимал участие в ремонте секретных складских помещений, которые предназначены для хранения биологического, химического и ядерного оружия и расположены под землей, в загородных домах и в подвале багдадского госпиталя им. Саддама Хусейна'. Газета 'Knight Ridder' сообщила на прошлой неделе, что американские военные привезли этого перебежчика (его имя Аднан Ихсан Саеед аль-Хайдери) в Ирак в начале этого года и попросили показать места, где тот, по его словам, работал год назад. После тщательного осмотра указанных помещений американские эксперты не смогли найти никаких доказательств их использования в качестве объектов, предназначенных для хранения оружия. Вполне возможно, что химическое и биологическое оружие когда-нибудь и будет найдено в Ираке, но в данном конкретном случае все говорит о том, что мы наравне с администрацией президента США стали жертвой очередного обмана. И до сегодняшнего дня мы не сообщали об этом нашим читателям.

8 сентября 2002 г. центральная полоса была украшена следующим заголовком: 'США считают, что Хусейн ускорил поиски материалов, необходимых для создания атомной бомбы'. В этом материале речь шла об алюминиевых трубках, которые американские чиновники представили в качестве компонентов, необходимых для производства ядерного горючего. Примечательно, что эта информация поступила не от иракских диссидентов, а от самого надежного источника, который был в то время в распоряжении у американских военных. Подобные сведения в любом случае нужно было преподносить читателям более осторожно. Существовали определенные сомнения в том, что эти трубки могут быть использованы для производства ядерного горючего, но все эти доводы так и не стали достоянием гласности, а ведь всего-то нужно было добавить 1 700 слов в статью, объем которой составлял всего-навсего 3 600 слов. В результате в администрации США еще долго разглагольствовали, почему именно эти улики должны стать причиной свержения Саддама Хусейна. 'Дым из ружья, - говорили американские политики тогда, - может превратиться в ядерное грибовидное облако'.

Пять дней спустя журналисты 'The New York Times' узнали, что достоверность этих сведений стала предметом жарких споров в самих спецслужбах. Все наши опасения и сомнения по этому поводу нашли отражения в статье на странице А13, заголовок которой никак не свидетельствовал о том, что мы меняем свою первоначальную позицию ('Белый дом ведет учет попыткам Ирака создать запрещенное оружие'). И уже 9 января мы скептически отнеслись к возможности использования алюминиевых трубок для создания оружия массового поражения после того, как основные доказательства, фигурирующие в этом деле, были отвергнуты экспертами Международного Агентства по атомной энергии. К сожалению, эта статья была опубликована на странице А10, хотя ее место однозначно на первой полосе.

21 апреля 2003 г. после того, как американских экспертов по вооружению сменили в Ираке регулярные части коалиции, на первой полосе появляется еще одна громкая статья: 'Запрещенное оружие прячут на случай возникновения войны, считает иракский ученый'. Начиналась она следующим образом: 'Один из иракских ученых, который утверждает, что работал над реализацией иракской программы по созданию химического оружия более десяти лет, рассказал американским спецназовцам, что иракские военные уничтожили оборудование, предназначенное для ведения боевых действий с применением химического и биологического оружия, всего лишь за несколько дней до начала войны'.

Этот же информатор также утверждал, что Ирак отправил оружие массового поражения в Сирию и имеет тесные связи с 'Аль-Каидой' - эти два заявления уже тогда представлялись весьма противоречивыми. Но общий характер статьи предполагал, что этот иракский 'ученый' (позже он назвался офицером военной разведки) предоставил американцам оправдание, необходимое для начала вторжения.

'The New York Times' не предпринимала никаких попыток проверить достоверность самого источника и предоставленной им информации.

Полную подборку спорных статей, включая те, которые рассматриваются в этом материале, можно найти на нашем сайте nytimes.com/critique. Читатели также будут иметь возможность ознакомиться с подробным комментарием, написанным в прошлом месяце нашим экспертом по военным вопросам Майклом Гордоном (Michael Gordon) специально для 'New York Review of Books' и посвященным вышеупомянутым алюминиевым трубкам. Являясь ответом на справедливую критику наших методов освещения событий в Ираке, его комментарий может с успехом служить пособием по журналистской работе, основанной на такого рода разведывательной информации.

Мы считаем, что история об мнимом иракском оружии и случаях массовой дезинформации еще далека от завершения. И мы не собираемся отказываться от агрессивной манеры преподнесения информации, направленной на то, чтобы расставить все точки над 'i'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.