Кроме того, поскольку список претендентов на то, чтобы стать кандидатом в вице-президенты от демократической партии - прим. перев.] растет, я постараюсь объяснить, почему лучшим выбором для Джона Керри (John Kerry) может стать его бывший соперник.

Из России с любовью

Наступает лето - для президента Буша это не так уж плохо. Пока его рейтинги топчутся на месте, а внимание американцев переключается на выпускные экзамены, отпуска и пикники с шашлыками, у него появляется возможность 'выйти из поля зрения радаров', чтобы укрепить свои политические позиции.

Однако для этого Бушу понадобятся не только речи и реклама. Прежде всего ему надо установить хотя бы некое подобие контроля над ситуацией в Ираке. Для этого, как признает сегодня и сам президент, ему необходимо и желательно усилить сотрудничество с другими странами.

Пока речь идет в основном о Германии, Франции и Великобритании, и мало кому приходит в голову, что ключ к интернационализации усилий в Ираке, возможно, находится в других руках - руках России.

В качестве одного из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН, Россия, вместе с США и Великобританией, может обеспечить действиям союзников в Ираке после 30 июня хотя бы некоторую реальную поддержку со стороны этой организации.

Россия по-прежнему обладает одной из крупнейших в мире армий, и может выделить на эти цели многочисленный воинский контингент - хотя Москва, конечно, пожелает сама выбирать, какие задачи этим войскам выполнять (наименее опасные), и когда присоединяться к усилиям союзников (после того, как в Ираке на деле установится относительная безопасность).

Кроме того, у России есть сильный лидер, способный обеспечить поддержку Соединенным Штатам. За последние годы президент Владимир Путин сосредоточил в своих руках гигантскую власть. В результате Путин, в большей степени, чем, например, Жак Ширак во Франции или Герхард Шредер в Германии, способен противостоять давлению внутриполитических сил, выступающих против оказания помощи Соединенным Штатам.

Если Ширак и Шредер передумают и захотят помочь Вашингтону, им придется столкнуться с серьезнейшими политическими проблемами в собственных странах. Шредер уже один раз чуть не проиграл выборы, когда поначалу поддержал Буша в 2002 г., а Тони Блэру еще предстоит столкнуться с последствиями своей поддержки войны в Ираке.

Путин, чьи полномочия выглядят почти диктаторскими, при желании, вероятно, способен 'протолкнуть' идею о помощи союзникам через внутриполитические преграды. Несомненно, в обмен на это он потребует многого - возможно, финансовой помощи на миллиарды долларов, доступа к доходам от иракской нефти (Россия утверждает, что война помешала осуществлению ряда контрактов по развитию иракской нефтяной промышленности), и того, чтобы США смотрели сквозь пальцы на его действия по подавлению мятежа в Чечне.

Для Буша, подобная сделка, которая ранее показалась бы возмутительной, может сегодня стать одной из последних возможностей выбраться из трудной ситуации. Что же касается его советника по национальной безопасности Кондолизы Райс (Condoleezza Rice), многие годы занимавшейся изучением СССР и сохранившей обширные связи в России, то для нее, уставшей бодаться со 'старой Европой' (как выразился Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld), возвращение на прежнюю 'делянку' может стать приятной возможностью разнообразить свою деятельность.

Так что, каким бы невероятным ни показалось это его любимому герою Рональду Рейгану, автору определения 'империя зла', президенту Бушу, возможно, еще придется обратиться к бывшему противнику США в Холодной войне за помощью в решении трудной проблемы.

Еще одни арканзасец

Если в ноябре победит Джон Керри, у Уэса Кларка (Wes Clark), возможно появится повод гадать: 'а что было бы, если бы. . .'

Что, если бы он вступил в президентскую гонку раньше, скажем, летом, а не осенью 2003 г., и смог бы участвовать в предварительных выборах в Айове? Что, если бы он, а не Джон Керри, сверг с престола Говарда Дина (Howard Dean)?

Действительно, поскольку участники выборов в Айове искали зрелого и надежного политика, способного составить альтернативу Дину, Кларк мог бы дать Керри сто очков вперед: ведь он не только герой войны, но и генерал, бывший верховный главнокомандующий войсками НАТО в Европе; не только выпускник престижного университета, но и родсовский стипендиат. А если бы и этого показалось мало, их мог бы успокоить такой факт: Кларк не очередной либерал из Массачусетса, он - уроженец Арканзаса, как и нынешний герой Демократической партии [речь идет о Билле Клинтоне - прим. перев.].

Но этого не случилось.

Однако после своего поражения, пожалуй, лишь Дик Гепхарт (Dick Gephadrt) оказал, не меньшую, чем Кларк, помощь Керри в его избирательной кампании, а самому себе - в качестве возможного кандидата в вице-президенты от демократической партии.

Не пропуская ни одной трибуны для выступления - от Среднего Запада до студий СМИ - бывший университетский профессор [Кларк - прим. перев.] энергично нападает на администрацию Буша, затрагивая главные темы, связанные с национальной безопасностью и напоминая многим, почему он пользовался столь высокой репутацией, когда работал на CNN в качестве аналитика по военным вопросам.

Многие демократы хотят, чтобы Керри выбрал Кларка, считая, что тандем из двух заслуженных героев войны не только поможет устранить возможные сомнения избирателей относительно способности демократов вести войну с террором и справиться с ситуацией в Ираке, но и превратить проблематику, связанную с национальной безопасностью, в 'фирменную тему' демократической партии и одну из ее сильных сторон.

Действительно, Кларк способен уверенно и убедительно высказываться по вопросам национальной безопасности. А генеральское звание является его преимуществом в качестве потенциального кандидата, придавая Кларку некий ореол рок-звезды.

Однако многочисленные словесные оплошности вроде тех, что он уже допустил в ходе предвыборной кампании (например, говоря о поддержке резолюции о войне, абортах, партийной идентичности), несомненно станут объектом 'атаки' со стороны республиканцев. Уже можно представить себе рекламные плакаты типа: 'Один косноязычный лучше, чем два'.

Падет ли выбор на Кларка? Не знаю. Однако он входит в мой список трех наиболее вероятных претендентов.