Несмотря на массу проблем и прямых угроз, с которыми в настоящее время сталкивается НАТО, предстоящий саммит в Стамбуле может обернуться подлинным триумфом Североатлантического блока. Семь стран, расположенных на территории от Балтийского до Черного морей, завершили оформление всех формальностей, связанных со вступлением в альянс, и впервые на этой встрече стран-членов НАТО выступят в роли полноценных его членов. Это - наряду с предшествующим вступлением в него трех центрально-европейских стран - означает крупнейшую стратегическую, политическую и моральную победу атлантического альянса за всю его 55-летнюю историю. Более того - это может заложить основы для будущего НАТО, поскольку теперь основное внимание будет уделяться театрам военных действий, расположенным к востоку от новых границ НАТО, территориям, находящимся за Черным морем.

Опасения относительно того, что расширение НАТО превратит ее в малоэффективную и аморфную структуру наподобие Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), были развеяны высокой политической эффективностью новых стран-членов. Их вступление в альянс значительно повысило политический статус НАТО, хотя определенные трения со старым западным флангом альянса, все же возникают.

Как бы то ни было, но традиции политического компромисса, присущие ОБСЕ, и линия на достижения консенсуса с теми, кто не разделяет западные понятия о моральных ценностях, похоже, сейчас начали просачиваться и в НАТО в лице ее старых членов. Иначе, чем можно объяснить предложение, поступившее от ряда западноевропейских стран о том, что НАТО должно постараться сделать все возможное, чтобы пригласить президента России Владимира Путина на стамбульский саммит для того, чтобы обеспечить 'успех мероприятия'?

По правде говоря, сам факт расширения НАТО благодаря вступлению в нее семи новых членов, и то, что на стамбульской встрече будет заявлено о стремлении новых стран вступить в альянс, сами по себе свидетельствуют о его растущей привлекательности и высокой жизнеспособности. Может ли кто-нибудь всерьез заявить, что руководителям НАТО для демонстрации своих успехов, и в самом деле необходимо позировать на коллективном фото с человеком, который видит цель в жизни в восстановлении российского самодержавия?

Некоторые именно так и думают, как это явствует из попыток Генсека НАТО Яаапа де Хооп Шеффера заручиться присутствием г-на Путина на встрече на высшем уровне в Стамбуле. Руководитель НАТО озвучил свое приглашение в Москве 8 апреля и после этого еще несколько раз публично повторил его. Последний раз он сделал это 17 мая, выступая в штаб-квартире альянса в Брюсселе, когда заявил: 'Я надеюсь, что будут созданы все необходимые условия для его участия в стамбульской встрече'.

Мы не знаем, о каких условиях идет речь, но зато знаем наверняка, что г-н Путин очень рассчитывает на участие в саммите. Он сообщил, что рассматривает это приглашение, однако советники президента отговаривают его от поездки в Стамбул. Это буквально означает следующее: 'Условия пока не созрели, и над этим НАТО надо еще поработать'.

Условия, выдвигаемые г-ном Путиным сводятся к следующему: и дальше закрывать глаза на нарушения Россией пересмотренного в 1999 г. Соглашения по обычным вооружениям в Европе и связанных с ним обязательств, касающихся южного фланга альянса, а также ратификация странами НАТО - несмотря на указанные нарушения - данного договора с тем, чтобы балтийские государства попали под зафиксированные в нем ограничения.

Принятый на стамбульском саммите ОБСЕ в 1999 г. в новой редакции Договор по обычным вооружениям в Европе, известный под названием 'Стамбульские договоренности' состоит из двух частей, включенных в единый пакет соглашения. Каковы же реальные результаты выполнения взятых на себя обязательств в период между двумя стамбульским встречами - в 1999 и 2004 гг.? Чтобы не обременять читателя долгими техническими подробностями, выделим лишь некоторые обязательства, взятые по этому договору Россией, и так и оставшиеся по сегодняшний день невыполненными:

- Установление четкого и реалистичного срока (скажем, трехлетнего, - что более чем достаточно) вывода российских военных баз, расположенных в гг. Батуме и Ахалкалаки с территории Грузии;

- Закрытие базы в Гудауте на территории Грузии, которую Россия должна покинуть еще в 2001 г. (с тех пор России предлагалось в качестве альтернативного варианта передать базу в Гудауте миссии наблюдателей ООН в Абхазии - регионе Грузии, где преобладают сепаратистские настроения)

- Вывод всех российских войск из Приднестровского района Молдавии - то, что Россия должна была безусловно сделать еще в 2002 г.

- Ликвидация запасов российской боевой техники ('неучтенной техники, не включенной в состав той, на которую распространяются ограничения в рамках договора'), находящихся в распоряжении абхазских и приднестровских вооруженных формирований, а также армянской армии в карабахском районе Азербайджана.

Мероприятия по проверке исполнения как Договора об обычных вооружениях в Европе, так и Стамбульских договоренностей, срываются российской стороной. А прописанный в них принцип согласия страны-хозяйки (согласно которому ни одна страна не может размещать свои войска на территории любой другой страны без согласия последней, выраженном в виде свободного волеизъявления) демонстративно не соблюдается.

Договор после вступления его в законную силу должен выполняться всеми подписавшими его сторонами. Стамбульские договоренности были названы 'политически обязывающими', что бы подобная формулировка ни значила. Для Москвы, как стало ясно, ни один из разделов этого документа не является обязательным для исполнения - во всяком случае до тех пор, пока Запад не станет настаивать на том, что все записанные там обязательства сторон являются обязательными по определению.

Российская дипломатия добивается от НАТО следующего:

- Отказаться от увязки ратификации Договора об обычных вооружениях в Европе с выполнением Стамбульских договоренностей;

- Принять обещания России выполнить некоторые из основных договоренностей к определенному моменту в будущем вместо выполнения договоренностей де-факто в оговоренные сроки в настоящем, и даже отказаться от выполнения ряда взятых на себя обязательств.

Правительства ряда западноевропейских стран выразили готовность действовать по предложенному Москвой сценарию. Некоторые из них обратились к Грузии и Молдове с просьбой согласиться с оставлением Россией за собой базы в Гудауте и сохранению 'сил по поддержанию мира' в Приднестровье ( что ведет к нарушению принципа согласия страны-хозяйки на размещение на ее территории иностранных воинских контингентов).

Когда Генеральный Секретарь НАТО и действующий председатель ОБСЕ публично заявляют о том, что Россия должна вывести арсеналы своих вооружений из Молдовы, не упоминая при этом вывод войск, Москва интерпретирует это как сигнал к тому, что она может спокойно сохранять там свое военное присутствие.

На предстоящем саммите или другой встрече стран-членов НАТО альянс не может не поднять вопроса, связанного с операциями по поддержанию мира и разрешению вооруженных конфликтов по периметру, который он рассматривает в качестве стратегического. На протяжении тринадцати лет, прошедших после распада Советского Союза, поддержание мира в этом регионе остается полной монополией России, что лишь тормозит политическое решение конфликтов.

Два года назад, НАТО и США с одной стороны и Россия с другой договорились о совместных действиях по обеспечению поддержания мира и урегулировании конфликтов в Молдове, Грузии, а также армяно-азербайджанского конфликта. Достигнутые договоренности фигурировали в совместном Коммюнике, подписанном в мае 2002 г. в ходе встреч на высшем уровне США-Россия и НАТО-Россия. Однако с тех пор ничего не слышно о реальных шагах по выполнению договоренностей, достигнутых в ходе тех встреч.

В настоящее время силы и ресурсы США распылены по всему миру. Вместе с тем США должны помочь своим европейским союзникам перехватить пальму первенства в операциях по поддержанию мира и урегулировании конфликтов в регионах Черного моря и Южного Кавказа, расположенных у самого порога Европы.

Европейские союзники по НАТО жалуются на то, что им не хватает сил быстрого развертывания, в то время как в пределах национальных границ сконцентрированы значительные воинские контингенты. Как бы там ни было, но для операций по поддержанию мира и урегулированию конфликтов в вышеназванном регионе не требуется ни масштабное вовлечение вооруженных сил; и сами по себе они не должны носить исключительно военный характер. Наоборот, должны использоваться компактные силы и на первое место должен выдвигаться принцип гражданского урегулирования и обеспечения мира невоенными методами.

США, НАТО и Евросоюз имеют достаточную стратегическую и внутреннюю мотивацию, силы и возможности для того, чтобы начать процесс изменения характера операций по поддержанию мира и урегулированию конфликтов в этом важнейшем для Европы регионе. Здесь пересекаются пути, ведущие на Ближний Восток и пути транзита энергоресурсов в Европу. Эта задача должна стать приоритетной для союзников по Евро-Атлантическому пакту. Повестка дня саммита североатлантического альянса будет неполной, если в нее не будет включен пункт - даже в плане предварительной постановки вопроса - о настоятельной необходимости выполнения данной задачи.