Вашингтон. - Сенатор Джон Керри (John Kerry) дал новый 'залп' по политике президента Буша в области национальной безопасности: он заявил, что 'почти близорукая' сосредоточенность Буша на иракской проблеме привела к тому, что американцы оказались 'в менее безопасном' положении, поскольку это дало Северной Кореи и Ирану время и возможность ускорить осуществление программ по разработке ядерного оружия.

В пятницу г-н Керри дал часовое интервью по проблемам внешней политики, затронув вопрос о превентивных военных акциях и целый ряд других тем. Он назвал политику администрации по переустройству Ирака 'рискованной'. Кроме того, г-н Керри, наиболее вероятный кандидат в президенты от Демократической партии, упомянул о серии предложений по ограничению распространения ядерных материалов, с которыми он намерен выступить на следующей неделе, настойчиво утверждая при этом, что оценка г-ном Бушем опасностей, грозящих Америке, сопровождалась многочисленными просчетами.

Заметив, что при Саддаме Хусейне Ирак был 'менее приятным соседом', и потенциально был способен дестабилизировать ситуацию на Ближнем Востоке, г-н Керри тем не менее утверждал, что Северная Корея и Иран - а также неконтролируемое поступление ядерных материалов из бывшего СССР - представляют собой более острую и серьезную угрозу с точки зрения доступа террористических группировок к оружию массового поражения.

Г-н Буш, отметил он, положил эти проблемы под сукно, добавив, что Северная Корея 'во многом представляет собой более явную угрозу и должна бы занять одно из первых мест на повестке дня'.

'Эта администрация отличается возвышенной риторикой и много внимания уделяет идеологии, но подлинно стратегическое мышление и приверженность истине не назовешь ее сильными сторонами, - подытожил он. - Эта администрация проявила чуть ли не близорукость по отношению к Ираку, и выпустила из поля зрения то, что необходимо сделать, чтобы мир действительно стал безопаснее'.

На вопрос, как бы поступил он сам - постарался бы сначала ликвидировать эти угрозы, а затем заняться Ираком - Керри заявил, что 'занялся бы всем этим одновременно'.

Как утверждают сотрудники г-на Буша, они поступили именно таким образом, свергнув режим г-на Хуссейна после того, как тот оказал открытое неповиновение ООН, и подключив Китай, Японию, Южную Корею и Россию к переговорам с Северной Кореей. Однако пока на этих переговорах не достигнуто практически никакого прогресса. По мнению г-на Керри, президент Буш проявил несерьезное отношение к этому процессу, отказавшись вести с Северной Кореей переговоры на двусторонней основе и выступив со столь явными угрозами превентивного удара со стороны американских вооруженных сил, что северокорейский лидер Ким Чен Ир был вынужден ускорить программу разработки ядерного оружия.

Однако г-н Керри не пояснил, что именно он может предложить северокорейцам, а предложение по ограничению производства ядерных материалов, которое он намерен выдвинуть во вторник, ничем не отличается от инициативы, озвученной президентом Бушем 11 февраля в ходе выступления в Университете национальной обороны (National Defense University). Выступлению г-на Буша предшествовало разоблачение деятельности пакистанского ученого-ядерщика Абдул Кадир Хана (Abdul Qadeer Khan), передавшего технологии по изготовлению ядерной бомбы как минимум трем государствам. Ни план Буша, ни план Керри не предусматривают призыва к прекращению всей торговли расщепляющимися материалами, обогащенным ураном или переработанным плутонием, хотя в результате их реализации ядерные проекты Ирана и Северной Кореи были бы объявлены вне закона.

Во вторник г-н Керри детально изложит свои предложения, включающие и обязательство обеспечить безопасность всех ядерных материалов на территории бывшего СССР в течение ближайших четырех лет; по его словам, если действовать такими темпами, как г-н Буш, 'эта работа растянется на 13 лет'.

Кроме того, он выступит с призывом к расширению выдвинутой администрацией Буша 'Инициативы по обеспечению безопасности в области нераспространения ядерного оружия' (Proliferation Security Initiative), связанной с перехватом ядерных материалов при их нелегальной транспортировке в любой точке планеты. Однако, как заявил вечером в пятницу высокопоставленный сотрудник администрации, аналогичные предложения уже включены в 'план Буша'. Это способно 'подлить масла в огонь' критики в адрес г-на Керри в самой демократической партии: ведь его упрекают прежде всего в том, что его подход к основным внешнеполитическим вопросам по сути не отличается от подхода г-на Буша, хотя он и обещает изменить стиль американской дипломатии, делая больший упор на сотрудничестве с союзниками.

Что же касается Ирака, то г-н Керри решительно отмежевался от заявления, сделанного одним из его главных советников по внешнеполитическим вопросам, Ричардом К. Холбруком (Richard C. Holbrooke), в отношении спецпредставителя ООН, который занимается подбором состава временного иракского правительства. Проводя брифинг для журналистов накануне внешнеполитических выступлений г-на Керри, г-н Холбрук назвал посланника Лахдара Брахими (Lakhdar Brahimi) 'умным и почтенным арабом-суннитом из Алжира', чьи интересы, по его словам, 'нисколько не совпадают с интересами безопасности Соединенных Штатов'.

На вопрос, разделяет ли он отношение г-на Холбрука к ооновскому дипломату, г-н Керри без промедления ответил 'Нет'. Он добавил, что г-н Брахими 'делает то, что и должен делать посол ООН', и 'в конце концов он сумеет свести стороны вместе, разработать процесс, что и является главной задачей дипломатии'.

Он утверждал, что г-н Буш слишком поздно принял на вооружение точку зрения г-на Керри о передаче ООН полномочий по формированию правительства, хотя и назвал это 'существенным сдвигом в подходе администрации, проявлявшей постоянное нежелание передавать какие-либо полномочия любой иностранной организации'. По словам советников г-на Буша, тот всегда стремился привлечь ООН к урегулированию в Ираке, однако представители организации сами покинули Ирак прошлым летом, после взрыва ее штаб-квартиры в этой стране. К тому же, утверждают они, в Ираке ООН, как выразился один высокопоставленный чиновник администрации, пользуется 'еще меньшей популярностью', чем Соединенные Штаты.

Г-н Керри выразил опасение, что при всех различиях между ситуацией в Ираке и опытом американцев во Вьетнаме, где ему довелось воевать, 'между ними наблюдается все больше сходства'. Он заявил также: 'Тут мы столкнулись с жесткими реалиями. В какой-то степени мы отданы на милость аятоллы Систани и шиитов', имея в виду наиболее уважаемого лидера шиитского духовенства в Ираке. 'И если в один прекрасный день они проснутся поутру и скажут 'Все, хватит', у нас возникнет серьезная проблема' и США столкнутся с требованием о выводе войск.

Однако г-н Керри, голосовавший в свое время за начало войны против Ирака, умолчал о том, какой бы выбор сделал он сам, если бы был президентом, заявив: 'это не моя проблема, а проблема администрации. И когда я попаду туда [в Белый дом - прим. перев.], я справлюсь с любыми реалиями, с которыми мы столкнемся на тот момент'. По его словам, неясно, хватит ли для выполнения задачи тех 138000 солдат, что ввел в Ирак г-н Буш. Как он выразился, 'Существует такая возможность, что не хватит? Готов поспорить. Я хочу сказать, что подход администрации ко всему этому является крайне рискованным'.

Г-н Керри, уже многие годы входящий в состав сенатского Комитета по иностранным делам, проявил детальное знание ряда сложных политических вопросов, хотя - что для него весьма необычно - постоянно сверялся с двухстраничной памяткой о своих предложениях по ограничению распространения ядерных материалов.

Несколько раз он прерывался, чтобы сформулировать ответ по иному, в том числе и по вопросу об информации, полученной от коллег об их беседах с иностранными представителями; ранее этой весной он удивленно поднял брови в ответ на высказанное в общей форме предположение, будто он встречался с иностранными лидерами, поддерживающими его кандидатуру.

Критикуя г-на Буша за то, что тот поставил превентивные военные акции во главу угла в своей доктрине, он тем не менее заявил, что также готов прибегнуть к этому средству 'в качестве крайней меры'. По словам Керри, двадцать с лишним лет назад он 'поддержал израильский бомбовый удар по Ираку' (тогда израильтяне разбомбили иракский ядерный объект, отбросив назад программу Саддама Хуссейна по созданию атомной бомбы). Но на замечание о том, что некоторые израильтяне считают необходимым использовать аналогичную тактику против иранских ядерных объектов, он ответил: 'Ну. Не сейчас. В данный момент это не слишком удачная мысль'.

О ядерной программе Северной Кореи г-н Керри отозвался так: 'Три с половиной или четыре года назад у нас в Пхеньяне были телекамеры и инспекторы. Сегодня их нет. Три года назад мы знали, где находятся урановые стержни. Сегодня мы этого не знаем'. (На самом деле инспекторы и камеры находились на северокорейском ядерном комплексе Йонбьон (Yongbyon), расположенном в малонаселенном районе к северо-востоку от столицы).

Ближайшие помощники г-на Буша, в том числе госсекретарь Колин Пауэлл (Colin Powell), утверждают, что при всей серьезности ядерной северокорейской угрозы, эта нищая страна просто неспособна осуществить ядерное нападение. 'Плутоний нельзя есть' - заметил однажды г-н Пауэлл, объясняя, почему г-н Буш не реагирует на угрозы северокорейцев увеличить производство ядерной начинки для бомб.

Однако, по мнению г-на Керри, г-н Буш не понял, какое влияние оказывает американская военная мощь на отношения с северокорейцами. 'Нам следует действовать искуснее, видеть ситуацию их глазами, а не воспринимать ее только с нашей точки зрения', - заявил он. Он утверждал, что 'есть ряд способов привести людей за стол переговоров, шагов в духе сотрудничества и взаимности, позволяющих продвинуться вперед'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.