Визит Буша в Рим состоится в тот момент, когда он находится в самой низкой точке параболы своего президентского мандата. Падение его популярности в Америке отражается в разрушении имиджа США в мире, в том числе и в Италии. Легко предвидеть, что его итальянский вояж будет отмечен акциями протеста, более или менее шумными и более или менее связанными с предстоящими выборами в Европарламент. Именно поэтому будет полезно изложить некоторые не слишком конъюнктурные соображения по поводу состояния итало-американских отношений почти через три года после начала войны с терроризмом и в момент, когда войска коалиции увязли в Ираке.

Напомним исходную ситуацию: с момента окончания второй мировой войны до конца холодной войны Италия была полупротекторатом Америки. Для нас эти годы стали золотым временем. Наши спины была прикрыты страховкой жизни США-НАТО, благодаря которой мы, между прочим, могли не тратить деньги на настоящую армию. Мы могли также поддерживать обычные для нас, отчасти предательские связи благодаря сомнительным отношениям с Восточным миром и различными арабскими странами, которые культивировали христианско-демократическая, социалистическая и коммунистическая партии. Причем нам не пришлось платить за это никакой цены за исключением истории с базой в Сигонелле. Эта была практически наилучшая возможная геополитическая ситуация для Италии.

Потом, после крушения Берлинской стены и одновременно - надо же - Первой Республики, страна пустилась в плавание в бурном море нового мирового беспорядка. С тех пор, как к власти пришло правительство Берлускони, подвергаемое остракизму в Европе, мы пытались снова наладить привилегированные отношения с Америкой Буша. Поэтому мы и послали военный контингент в 'послевоенный' Ирак. Между прочим, мы не приняли участие в войне против Саддама потому, что Ватикан, Квиринальский дворец (президент республики) и большая часть общественного мнения были против этого.

Результаты этого объятия с Америкой до сих пор были довольно скромными. Италия по-прежнему не может оказывать серьезного воздействия на Америку, а то малое, что она может сделать, почти ничего не значит для Европы. Попробуем разобраться почему.

Во-первых: мы мало что можем предложить американцам и совершенно не знаем, чего требовать от них. Таким образом, мы продолжаем посылать солдат по всему миру, получая в обмен на это гораздо меньше того, чего мы могли бы добиться. Будем надеяться, что иракский случай станет исключением из правила, но пока это не так.

Во-вторых: поскольку наше влияние в Европе незначительно, мы не особо нужны Америке, и Америка мало нужна нам в Европе. Имея в виду нынешнее практически нулевое влияние Италии на Париж и Берлин, возможные преимущества от улучшения отношений с Вашингтоном до сих пор не приносят результатов.

В-третьих: с американской точки зрения, совсем другие страны призваны играть более важную роль в XXI веке - Китай, Индия, Пакистан, Бразилия, Южная Африка и т.д. Во всяком случае, к ним не относится страна, переживающая период экономического и культурного упадка, не имеющая политической элиты, которая принадлежала бы к международным властным структурам, и к тому же с нулевым демографическим ростом.

И все-таки кризис доверия к Америке, который, видимо, углубится в ближайшем будущем, возможно, убедит Буша и/или его вероятного преемника в необходимости вновь принимать во внимание пользу от вполне дружественной страны, гораздо более дружественной, чем большинство других стран мира. Будем лишь надеяться, что тогда Берлускони, или кто-то вместо него, сумеет, наконец, превратить американские потребности в конкретные выгоды для нас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.