Если бы вы прочли историю Джека Роше (Jack Roche) в романе, то выбросили бы ее из головы как надуманную. Но, несмотря на все свои причудливые повороты, история алкоголика-неудачника и обращенного фундаменталиста, который обрел чувство самоуважения в тренировочных лагерях 'Аль-Каиды' и готовился 'Джемаа исламия' для совершения террористических зверств в Австралии, содержит важные уроки для нашего времени.

Трудно представить себе более ужасное преступление, чем то, вину в планировании которого признал Джек Роше. Роше, чья причастность к международным террористическим организациям была впервые раскрыта в серии опубликованных 'The Australian' в ноябре 2002 года статей, вступил в заговор со своими сообщниками из 'Аль-Каиды' и 'Джемаа исламия' [действующая в Юго-Восточной Азии региональная террористическая организация, имеющая тесные связи с "Аль-Каидой" и ставящая своей целью создание в ЮВА исламского "супергосударства". - Прим. перев.] с целью взорвать израильское посольство в Канберре. Сотрудники посольства - как израильтяне, так и австралийцы - не сделали Роше ничего плохого. И все же они, равно как и столь же невиновные прохожие, погибли бы в случае, если бы план, разработанный Роше и одним из ближайших помощников Бен-Ладена Абу Хафсом (Abu Hafs), удалось реализовать. Замышлявшийся теракт мотивировался, в первую очередь, расизмом, о чем свидетельствует 'План Б' заговорщиков - убийство видного еврейского предпринимателя Джозефа Гутника (Joseph Gutnick). Как и 202 невиновных, погибших при взрывах на Бали 12 октября 2002 года, жертвы Роше были бы уничтожены не за что-то содеянное ими, но лишь за то, кем они являлись.

Роше - первый человек, осужденный в соответствии с австралийским новым антитеррористическим законодательством. Он был пойман в ловушку в результате серии рейдов, проведенных АОРБ [Австралийская организация по разведке и безопасности. - Прим. перев.] и австралийской федеральной полицией через две недели после [взрывов на] Бали, что в тот момент решительно осудили группы защитников гражданских свобод и сенатор от 'зеленых' Керри Неттл (Kerry Nettle).

В промежутке между арестом и предъявлением обвинений Роше рассказал свою историю журналисту 'The Australian' Колину Игану (Colleen Egan), чьи записи стали главным материалом обвинения. И что это была за история! В начале 90-х годов пьяница Роше, за плечами которого остались три неудачных брака, работал на мебельном заводе в Сиднее. По сути, он был неудачником и бродягой, как и Дэвид Хикс (David Hicks) - один из двух австралийцев, содержащихся в Гуантанамо.

Требующий высокой самодисциплины ислам - одна из великих и древних религий - дал Роше ключ к спасению от его бессмысленного существования. Но за пять лет, прошедших после обращения, Роше перешел от основного направления ислама к фундаментализму. В северном пляжном пригороде Сиднея Ди-Вай он познакомился с двумя близнецами-индонезийцами - Абдул Рахим Аюбом (Abdul Rahim Ayub) и Абдул Рахман Аюбом (Abdul Rahman Ayub), - которые были местными руководителями 'Джемаа исламия', и чьи имена после Бали появятся на доске позора Австралии.

Неожиданно Роше ощутил себя полноправным игроком. А почему бы и нет? Скоро он оказался глубоко вовлечен в паутину наиболее воинствующих мусульман мира. На деньги своих новых друзей он съездил в Малайзию и Индонезию, встретившись с главным 'бомбистом' 'Джемаа исламия' Хамбали (Hambali), сейчас содержащимся в заключении в США, и духовным гуру Абу Бакар Бааширом (Abu Bakar Bashir), в настоящее время оказавшимся перед лицом обвинений в терроре в Джакарте. Но что именно планировали для него его новые друзья, стало ясно лишь после того, как в марте 2002 года он был направлен в тренировочный лагерь 'Аль-Каиды' в южном Афганистане и встретился там с приветствовавшим его самим Бен Ладеном.

Как он рассказал Игану двумя годами раньше, главное командование 'Аль-Каиды' еще до 11 сентября 2001 года решило, что 'идея о направлении лиц в ближневосточной внешностью в западные страны' для совершения терактов исчерпала себя. Лучше использовать 'местных', то есть европеоидов. Это - первый и главный урок, который следует извлечь из дела Роше: исламисты знают, что за ними пристально наблюдают, и готовы воспользоваться имеющими проблемы, малообразованными и сбитыми с толку лицами в западных обществах, чтобы те делали за них грязную работу.

Как это ни печально, есть признаки того, что до многих австралийцев это еще не 'дошло'. Для большинства СМИ главной новостью этих выходных было не внедрение в нашу жизнь новой ветви признавшегося террора, а детали того, когда именно правительство Говарда впервые узнало об издевательствах американских военнослужащих над заключенными в тюрьме Абу-Грейб, как будто это может оказать какое-то влияние на совершенные там преступления. Конечно же, намного важнее полученное в ходе процесса Роше откровение о том, что после приступа трусости в июле 2000 года он попытался известить АОРБ о своей деятельности, но его проигнорировали. Это увязывается с сообщениями 'The Australian', что даже после 11 сентября, но до взрывов на Бали службы безопасности действительно и слышать не хотели о 'Джемаа исламия' и ее деятельности у нас.

Действительно, оглядываясь назад, всегда легко установить прямую связь между событиями, которая никому не была заметна прежде. Однако премьер-министр Джон Говард признал, что, проигнорировав Роше, АОРБ совершила серьезнейшую ошибку. Бывший глава разведки Филипп Флад (Philip Flood), который к 30 июня должен представить правительству доклад относительно эффективности австралийских разведывательных служб, обязан объяснить, как стала возможна столь вопиющая ошибка, и как можно предотвратить любое ее повторение.

Новый доклад ведущего американского исследовательского центра Международный институт стратегических исследований сообщает, что в настоящее время имеется более 18 тысяч 'выпускников' центров подготовки террористов 'Аль-Каиды'. Он также показывает, что взрывы на Бали обошлись меньше чем в $50 тысяч - возможно, немногим большую сумму, чем та, что была вложена в подготовку Роше. Учитывая, что террористы используют преимущество подобной дешевизны, кто знает, сколько еще ожесточенных неудачников может в любой момент осенить та же 'истина', что ослепила Джека Роше, а потому нам необходим высочайший уровень готовности и самая лучшая разведка, какую только можно приобрести за деньги.