Очень трудно представить, что из нынешней ужасной обстановки в Ираке может получиться что-нибудь хорошее. Однако сейчас, когда посланник Организации Объединенных Наций Лахдар Брахими (Lakhdar Brahimi) пытается сформировать временное правительство, которое поможет стране освободиться от царящего в Багдаде хаоса, от руин Фаллуджи и от ужасных фотографий из тюрьмы "Абу Грейб", становится ясно, что с плохой идеей покончено. И это уже что-то.

Эта идея называлась неоимпериализм. В последние несколько лет в Соединенных Штатах стало модно думать, что павшие государства могут быть реформированы путем внедрения порядка и внешних признаков демократии извне, как будто США могут подобрать мантию империи, оброненную европейскими державами. Мечта неоимпериалистов была идеалистической; они представляли, что после того, как американские солдаты обеспечат безопасность в Ираке, под милостивым покровительством Америки в стране начнет создаваться инфраструктура современного государства - независимые судьи, честные государственные служащие, эффективная система сбора налогов - и что в один прекрасный день на Ближнем Востоке засветит маяк демократии.

Ирак еще может стать такой демократией. Однако если подобный счастливый финал и наступит, он, скорее всего, будет связан не с идеями неоимпериализма, а с возникновением исконно иракского национализма, сформировавшегося под влиянием оппозиции к оккупации. Именно такая оппозиция сформировалась в Ираке в 1920-30-е годы во время правления Великобритании по мандату Лиги Наций. Однако немногие политики озаботились изучением уроков истории. Тоби Додж (Toby Dodge) из английского Университета Варвика (Warwick University), автор великолепной книги об Ираке, указывает, что сегодня коалиционные власти делают те же самые ошибки, которые совершала 80 лет назад Великобритания. Сейчас, как и тогда, оккупационные силы бросаются от одной схемы самоуправления к другой; сейчас, как и тогда, в разные периоды они отдают предпочтение разным иракским политикам. По словам Доджа, современные английские и американские политики продемонстрировали "поразительный уровень неправильного представления" об истории Ирака. Если бы они лучше подготовились, то, возможно, они смогли бы понять, почему их так не любят в этой стране.

Любая оккупация является травматичным процессом. Возможно, самое острое замечание, высказанное в отношении Ирака, было сделано другим представителем ООН в Багдаде, бразильским дипломатом Сержиу Виэйра де Меллу (Sergio Vieira de Mello), незадолго до того, как он был убит в Багдаде. "Кто-нибудь хотел бы видеть свою страну оккупированной? - спросил он в одном из интервью. - Я бы не хотел видеть иностранные танки в Копакабане". Раз за разом унижение оккупации перевешивает любые благие начинания, имеющиеся у имперской державы. (Имперские державы всегда утверждают, что их миссия - цивилизовать ту или иную страну, как будто речь идет о том, чтобы принести традицию пить чай в середине дня или ввести метрическую систему мер). Если отбросить все оправдания, империализм означает управление внешней властью. Невозможно ожидать, что в 21-м веке оккупированный народ воспримет свое положение как подарок судьбы.

Однако, как мы недавно поняли, есть и другая причина, по которой ростки собственного краха зарождаются в самом империализме. Грандиозные планы по переустройству наций разрабатываются в академиях и в коридорах власти. Они претворяются в жизнь молодыми людьми, которые находятся далеко от дома, скучают, которые иногда бывают малообразованными и которые зачастую боятся. И если вы являетесь благонамеренным империалистом, то рано или поздно - будь то деревня в Кении, город в Алжире или тюрьма в Багдаде - ваши молодые солдаты доставят вам проблемы. Они сделают что-то такое глупое, необдуманное или ужасное, что все ваши добрые дела будут забыты, а вы сами - и они тоже - будете осыпаны проклятиями.

Американцам не любят думать о том, что американских солдат могут ненавидеть, полагая - вполне справедливо - что американская военная мощь помогла освободить миллионы невинных граждан. Однако благодарность за такую щедрость обычно живет не долго. Люди хотят сами контролировать свою собственную судьбу. Конечно, таким государствам, как Ирак, только что расставшимся с диктатурой, имеет смысл искать помощь других наций. Великодушные люди ответят должным образом. Однако идея, согласно которой американцы или кто-либо еще могут придти в чужую страну, перевернуть там все вверх дном, задержаться на неопределенное время, а затем получать благодарность за доставленные проблемы, была неестественной еще во времена Лиги Наций. Сегодня же она просто нелепа.