За месяц до обещанной Вашингтоном передачи власти в руки иракцев, инициаторы оккупации пожинают плоды своего незнания основных моментов военной истории.

Во времена войны существует два типа потерь - или ущерба, если вам так больше нравится. Первый из них связан с одним лишь увеличением смертоносного действия используемого оружия, что приводит к гораздо большим, нежели ожидавшиеся, потерям на поле боя. Задумаемся об эффекте, произведенном в ходе сражения при Сомме (1916) пулеметами и проволочными ограждениями: в первый же день потери британской армии составили 60 тысяч человек убитыми и ранеными.

Смертоносный характер может приобретать и ответная реакция на местном фронте. Вспомните, хотя бы об эволюции стратегических бомбардировок в ходе второй мировой войны, когда сброшенные немцами в 1939-1940 гг. боезаряды (Варшава, Амстердам, Лондон) оказались ничтожно малы в сравнении с теми, что уже в 1945 году использовали союзники (Дрезден, Токио). В данном случае речь идет об ущербе, связанном с увеличением числа трупов.

Второй из присутствующих на войне типов потерь вызывает гораздо большее беспокойство. Он затрагивает моральные основы, касается отсутствия уважения к Гаагской и Женевской конвенциям, связан с плохим обращением с заключенными и мирным населением, с насильственным изгнанием народов, с массовыми бойнями в среде различных этнических и религиозных групп людей.

История кровавого ХХ-го столетия полна подобных примеров, хотя предыдущие эпохи тоже изобиловали зверствами (Тридцатилетняя война в Европе, борьба английских поселенцев с индейцами Северной Америки, захват Константинополя Османской империей).

Я с грустью задаюсь вопросом, задумывался ли кто-либо из наиболее выдающихся представителей администрации Буша (Bush) и подтолкнувших Белый Дом к походу на Багдад интеллектуалов-неоконсерваторов о том, что наша нынешняя война против Ирака может привести к порождению своей собственной череды таких ущербов.

В конце концов, сегодня уже ясно, что многие генералы предупреждали: поддержание в Ираке порядка и законности потребует гораздо больше сил, чем простое свержение Саддама Хусейна (Saddam Hussein) и что война в городских условиях будет страшной, а число потерь непременно станет расти.

Тем не менее, у команды в составе Дика Чейни (Dick Cheney), Дональда Рамсфелда (Donald Rumsfeld) и Пола Вулфовица (Paul Wolfowitz) не было ни малейшего намерения выслушать профессионалов.

Вторая разновидность ущерба - куда более ужасная - находится здесь, у нас перед глазами, на фотографиях и видеозаписях того, что происходило в тюрьме Абу-Грейб, и, как стало известно из заявлений представителей Международного Красного Креста, в других исправительных центрах тоже.

Эти события привели в негодование весь мир и потрясли многих американцев, до последнего времени относившихся с огромной симпатией к своим вооруженным силам.

С момента поражения во вьетнамской войне распространялось мнение, что армия стала гораздо профессиональнее, и не только из-за ее эффективности при разворачивании боевых действий, но и из-за улучшения дисциплины и норм поведения.

Кроме того, политические лидеры Америки заявляли, что в Ираке военным не придется сталкиваться с таким же ухудшением ситуации, как во вьетнамской войне, потому что значительная часть иракского населения с нетерпением ожидает появления в стране американской армии, которая избавит их от Саддама Хусейна.

Этот факт также вызывает опасение. Между тем, американское общество кормилось оптимистичными прогнозами, потому как руководство страны оставалось слепо к урокам военной истории, которые учат, что в большинстве своем военные ситуации склонны ухудшаться, а не улучшаться, вне зависимости от силы нашего оружия.

Циничный наблюдатель мог бы задаться вопросом, не потому ли в течение двух-трех последних лет Пентагон столь категорично выступал против Международного Уголовного Суда, что предвидел будущие события и хотел огородить американских солдат от международного расследования и трибунала.

По мере распространения первого типа потерь количество погибших увеличивалось, а столкновения становились все более кровавыми и приносили молодым американским военным все больше разочарования.

И тогда стал проявляться второй тип ущерба, однако произошло это не десять дней назад, а в прошлом году. Изнуренные военными действиями, обиженные неисполнением обещания вернуть их домой и обозленные смертью товарищей американские солдаты начали злоупотреблять своим положением в отношении заключенных.

Наихудшими оказались действия американских охранников тюрем - по видимости, самых недисциплинированных и наименее уважаемых из военных подразделений: многие из их обычаев напоминают традиции тюремщиков в исправительных учреждениях американского юга до проведения реформ в области гражданского права.

Кроме того, несколько сомнительным выглядит проблема с наймом в частном порядке охранников, которая, вне всякого сомнения, заслуживает расследования со стороны Конгресса. Сюда же стоит добавить следствия, проведенные с допущением ошибок офицерами среднего звена, и халатность вышестоящих военных чинов. Происходившее на всех уровнях разложение морали привело к совершению крайне непристойных поступков.

Война - это ад. Как неоднократно предупреждал Карл фон Клаузевиц (Karl von Clausewitz, 1780-1831), война редко заканчивает так, как планировалось. А об этом стратеги-неоконсерваторы даже не задумались.

Высшие военные чины не предвидели морального падения армии в результате войны, хотя у них и были подозрения относительно того, что послевоенная ситуация может оказаться далеко не приятной.

В свою очередь, офицеры среднего уровня, заботившиеся, прежде всего, о крепости и мощи вооруженных сил, нередко забывали вставать выше законов войны.

Великолепная репутация оказалась запятнанной. Полетят головы, хотя в момент написания этой статьи, подобные действия еще не приобрели должный размах, то есть не дошли до уровня высшего руководства военного ведомства.

Тем не менее, катастрофические и немыслимые последствия подобного поведения на этом не закончатся. Соединенные Штаты сделали еще один шаг по иракской трясине, увлекая за собой правительства Великобритании, Австралии, Польши, Италии и других союзников.

Обратившись сегодня за помощью к Организации Объединенных Наций - той самой, что вице-президент Чейни и остальная компания сочли маловажной в прошлом году - Соединенные Штаты лишены возможности получить незамедлительную помощь. Если нынешняя американская администрация будет действовать неосторожно, она рискует уничтожить устройство ООН, вызывавшей крайнюю симпатию у Буша-старшего.

Нам отчаянно необходим сильный и уважаемый Совет Безопасности, но зачем Китай или Франция будут шевелить своим задом и поддерживать в сложившейся ситуации Вашингтон? Почему Индия - явный претендент на место в СБ с правом вето - будет что-то предпринимать в тот момент, когда корчатся Соединенные Штаты?

У провокационной и вызывающей полемику новой книги профессора Нила Фергюсона (Niall Ferguson) 'Colossus' (Penguin, New York, апрель 2004) есть хороший подзаголовок: 'Цена американского владычества'. Фергюсон пишет, что в военном и материальном плане Соединенные Штаты обладают всемирным могуществом, однако американское общество не может смириться с серьезными потерями в результате боевых действий в других странах, а Вашингтон не в состоянии исправить свой коммерческий и налоговый дефицит.

Здесь можно добавить, что вопиюще безобразное, чудовищное отношение к иракским заключенным никак нельзя сопоставить с идеологическим и культурным уровнем той нации, что называет себя 'городом, стоящим на Холме', 'маяком, привлекающим к себе взоры остальных народов', 'факелом демократии и прав человека'.

Фотография молодой девушки-солдата, держащей на собачьей цепочке оголенного иракского заключенного, разрушит планы Вулфовица о превращении Ирака и всего Ближнего Востока в нечто похожее на Канзас. Все высокомерие оказалось разбито вдребезги, и уже начинают расти слухи об отставках и выводе войск. При всем при том, если отставка министра обороны Дональда Рамсфелда все же произойдет, это не приведет ни к чему, кроме как к еще большему разжиганию огня. Арабский мир будет ликовать, критики Соединенных Штатов будут твердить 'мы вам говорили', друзья США будут пытаться обезопасить себя, а прежний беспорядок так и сохранится.

А пока разворачиваются все эти события, неуклонно приближается день передачи власти в руки иракцев - 30 июня. Любой, кто знает, чем все это закончится, как говорил Бернард Шоу (Bernard Shaw), шарлатан. Мы находимся в самом эпицентре волнения. Но в момент начала войны никогда не стоит думать, что ее последствия и ее ущерб могут контролироваться.

Пол Кеннеди - историк, профессор Йельского Университета

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.