Автор является президентом Центра политики в области безопасности

28 мая 2004 года. В День Памяти, когда наша нация увековечивает память о второй мировой войне - и о тех, кто погиб в этой войне и в других ужасных конфликтах - вполне уместно сфокусировать наши воспоминания на понимании сегодняшней борьбы за Ирак.

Мы настолько привыкли говорить о "войне в Ираке", что многие американцы перестали понимать главную особенность этой борьбы: это всего лишь один из фронтов гораздо более масштабного глобального конфликта.

Это непонимание вносит существенный вклад в деморализацию общества. Бесконечные разоблачения злоупотреблений в тюрьмах, небылицы о неоправданном доверии к иракским мошенникам, которые оказываются иранскими агентами, и продолжающееся кровопускание в различных местах Ирака породили ощущение общенационального волнения и отсутствия безопасности. Если думать о войне в Ираке таким же образом, как, скажем, о вьетнамской или корейской войнах, представляется, что у нас есть вариант покончить с ней, как это было сделано в тех случаях: прекратить военные действия и вернуть домой большую часть, если не всех наших солдат.

Однако более уместно думать о сегодняшнем конфликте как о "сражении за Ирак", по аналогии со "Сражением за Англию" периода второй мировой войны - развернувшейся на больших пространствах войне не на жизнь, а на смерть, которая определила исход более масштабной глобальной борьбы. Если бы после 7 декабря 1941 года англичане оказались побежденными нацистскими захватчиками, более масштабная война не кончилась бы, и ее конечный результат, скорее всего, не был бы иным. Однако полный разгром и безоговорочная капитуляция стран "оси" дались бы куда большим трудом, потребовали бы значительно большего времени и обошлись бы гораздо дороже в плане людских потерь и расхода материальных средств.

К сожалению, нам нужно поразмыслить над этой параллелью, потому что сегодня мы стоим перед отчетливой возможностью поражения в сражении за Ирак.

Конечно, такое поражение не является неотвратимо близким в военном смысле. Несмотря на все разговоры о недостаточной численности американских войск в Ираке, ресурсы коалиции оказались вполне достаточными для установления и поддержания безопасности почти на всей территории страны. Есть важные исключения, но благодаря продолжающейся поддержке местным населением усилий наших войск по консолидации освобождения сегодняшнюю ситуацию, если строго придерживаться военной терминологии, лучше было бы охарактеризовать как неполный успех, нежели чем как угроза поражения.

Однако американцев на родине постоянно кормят кровавыми примерами отсутствия безопасности: сообщениями о ежедневных боевых потерях среди американских военнослужащих, которые в Ираке гибнут или становятся калеками; о жестоких нападениях на американских подрядчиков, работников благотворительных организаций и других гражданских лиц; о подрывах иракских полицейских, политиков и министров. Эти потери порождают в Соединенных Штатах ощущение, что американцы терпят бесконечные военные неудачи, которые истощают политическую поддержку военных усилий. Это ощущение только лишь усиливается получающими широкое освещение в средствах массовой информации (СМИ) выражениями неблагодарности со стороны некоторых иракцев, которые возмущены тем, что, хотя их страна, быть может, и стала свободнее, но чувствует себя в меньшей безопасности и менее продвинувшейся в плане инфраструктуры, чем при прежнем режиме.

Эти ощущения породили то, что представляется резким снижением доверия общественности в самой Америке к своему президенту и к его команде. К сожалению, администрация США и коалиционная Временная администрация Ирака, в которой первую скрипку играют американцы, действовали - главным образом, как представляется, из желания переломить здесь, в Америке, тенденцию к снижению рейтинга президента в ходе опросов общественного мнения - таким образом, что все более подрывали веру в нас иракского народа.

Сюда следует отнести установление произвольной даты передачи иракцам суверенитета независимо от того, готовы они к этому или нет; шаг в сторону Организации Объединенных Наций (ООН) и ее панарабистского, суннитского специального представителя Лахдара Брахими (Lakhdar Brahimi), который получил возможность диктовать состав будущего правительства Ирака; "поворот кругом" в политике дебаасификации страны, совпавший с тем, что одному из саддамовских (Saddam's) генералов (причем ни больше, ни меньше, как в старой военной форме) разрешили взять под свой контроль город Эль-Фаллуджа (Fallujah); получившая широкую огласку критика лучших друзей Америки в Ираке, Ахмеда Чалаби (Ahmed Chalabi) и его Иракского национального конгресса; а также непринятие мер к ликвидации поддерживаемого Ираном религиозного лидера Моктады ас-Садра (Moktada al-Sadr), который активно призывает сражаться против коалиционных сил.

Подобные меры посылают иракцам сигнал, что мы снова собираемся их бросить на произвол судьбы. Это ощущение может привести только лишь к резкому снижению поддержки наших войск и наших усилий и к увеличению поддержки или, по меньшей мере, к терпимости по отношению к врагам свободы Ирака.

Накапливающиеся свидетельства такого рода перемен на месте будут и дальше лишать американцев поддержки со стороны местного населения в осуществлении намеченных программ. Американские официальные лица уже объявили, что мы выведем наши войска, если формируемое по представлению Лахдара Брахими переходное правительство Ирака попросит нас об этом. По правде говоря, такое решение может быть принято даже раньше, чем нас о нем попросят, особенно, если общественность нашей страны придет к заключению, что мы в Ираке не нужны, и что, уйдя оттуда, мы сможем положить конец ненужной, неблагодарной растрате людских жизней и долларов налогоплательщиков.

Но тут-то и появляется камень преткновения. Если мы проиграем сражение за Ирак, это не приведет к прекращению затрат на борьбу с террористами - врагами Америки. Если хотите, наши враги только лишь приободрятся при виде нашего отступления, и это гарантирует, что затраты на продолжение войны с террором станут значительно большими не только для нынешнего поколения, но и для наших детей и внуков.

Короче, у нас есть выбор. Нарастить усилия и сделать более эффективной нашу кампанию по обеспечению свободы для Ирака - путем серьезных военных, а также и политических мер - и тогда мы, скорее всего, добьемся там победы. Или же продолжать нынешний курс, посылая сообщение о нашей нерешительности и признаках краха и делая неизбежным наш уход из Ирака под огнем.

Какой бы выбор мы ни сделали, война против исламского террора не закончится. Дело в том, что, если мы выберем последний из вышеописанных вариантов действий, то почти наверняка мы будем вынуждены продолжать сражение в течение более длительного периода времени, и тогда в этой стране станет гораздо больше гражданских лиц, о потере которых мы будем вынуждены вспоминать в последующие Дни Памяти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.