Для шестидесятидвухлетнего Щепана Мастера (Szczepan Master), владельца крошечной фермы в предгорьях Татр на юге Польши, автаркия - основной принцип. В грубо сколоченном сарае, прилепившемся к его дому, содержатся несколько свиней, коз и корова; там же - загоны для кур и кроликов, которыми питается семья. Если приходят гости, на столе появляется домашний сыр и масло. Чтобы заработать на жизнь, надо трудиться круглые сутки, но крестьянину помогают жена и дети. 'Доход невелик, - говорит Мастер, - но психологическое удовлетворение огромное'.

Однако сейчас Мастер подумывает о продаже свиней. С двумя коровами он уже расстался; а вскоре, возможно, расстаться придется и со всем прежним образом жизни. Причина: недавнее вступление Польши в Европейский союз. Теперь от всех требуется внедрение тех же промышленных методов сельского хозяйства, что в корне изменили жизнь богатых западных соседей Польши. А это, в свою очередь, может означать и постепенное исчезновение образа жизни, которому веками следовали десятки тысяч польских крестьян-фермеров.

Что за ирония судьбы! Польша - единственная из восточноевропейских стран, которой удалось избежать масштабной коллективизации при коммунистах. Вместо этого землю нарезали на маленькие наделы и поделили между селянами. Сегодня Польша может похвастаться наличием почти 2 миллионов крестьянских хозяйств - их размер в среднем составляет 7,2 гектара, то есть в пять раз уступает типичной французской или британской ферме. Не найдете вы там и новеньких тракторов и комбайнов. Поляки зачастую пашут на лошадях - их же и запрягают в телеги. А экологически вредные химические удобрения здесь практически не применяются.

Конечно, взамен ЕС предлагает немало соблазнов: не в последнюю очередь - доступ на богатые рынки Западной Европы и солидные сельскохозяйственные субсидии из Брюсселя. По оценкам правительства, в будущем году доходы ферм должны возрасти на 35% - именно этим объясняется тот факт, что большинство крестьян проголосовали за вступление в ЕС, утверждает Кшиштоф Мулярчик (Krzysztof Mularszyk) из Фонда развития сельского хозяйства Польши.

Однако в долгосрочной перспективе полякам придется овладеть искусством конкуренции на общеевропейском рынке. Они должны будут соблюдать еэсовские стандарты гигиены - явление доселе невиданное для Польши. По некоторым сообщениям, польские крестьяне уже забили десятки тысяч голов скотта, лишь бы не заполнять на них все требуемые правилами ЕС документы. В то же время, иностранцы, в основном датчане и голландцы, выстраиваются в очередь, чтобы купить дешевые сельскохозяйственные земли в Польше. Стареющих польских фермеров, продающих свои усадьбы, понять можно - они нуждаются в деньгах, а дети переехали в города. Эксперты прогнозируют начало длительного процесса укрупнения ферм. 'Если через двадцать лет в Польше останется 500000 хозяйств, - говорит Мулярчик, - это уже будет много'.

Подобная перспектива вызывает беспокойство. В Польше набирает силу популистская партия 'Самооброна' ('Самооборона') во главе с ярым 'евроскептиком' Анджеем Лепером (Andrzej Leper); большинство ее сторонников - это те, кого тревожит темп перемен в деревне. В прошлом 'Самооброна' организовывала акции протеста, перекрывая автострады и железнодорожные ветки, по которым перевозилось импортное немецкое зерно. Когда безработица в стране достигает 20%, утверждают многие, Польша не может позволить себе терять рабочие места в сельском хозяйстве.

Но самые громкие протесты в Польше исходят от небольшого, но быстро набирающего силу экологического лобби. Внедрение сельского хозяйства западноевропейского образца не только приведет к обезземеливанию польских крестьян, но и способно нанести фатальный ущерб окружающей среде в одном из последних и крупнейших экологически чистых регионов Европы.

Появление более крупных и прибыльных ферм несомненно будет сопровождаться применением химикатов и других разрушительных методов индустриального сельского хозяйства. 'Если малые хозяйства отомрут, ландшафт полностью изменится', - говорит Дорота Метера (Dorota Metera), представляющая в Варшаве Всемирный союз сохранения окружающей среды. В сельской Польше, отмечает она, сохранилось природное разнообразие, принесенное в жертву интересам агробизнеса по всей остальной Европе. В массиве первозданных лесов на восточной границе страны до сих пор водятся волки и медведи. В крае знаменитых Мазурских озер и в других районах Польши сельскохозяйственные угодья перемежаются небольшими прудами, невозделанными полями и рощами, которые представляют собой идеальную среду обитания для множества видов птиц и насекомых, которые в других странах уже исчезают.

Понятно, что крестьян в первую очередь волнует вопрос о средствах к существованию, а не сохранность природной среды. Кроме того, экологические опасности не всегда очевидны сразу, утверждает Павел Сидлов (Pavel Sidlow) из Польского общества охраны птиц: 'Если вы выросли в окружении такого разнообразия, вы просто не в состоянии представить себе, что оно может исчезнуть'. Однако опыт Западной Европы призывает к осторожности, предостерегают экологи. С 1980 г. численность птиц в сельских районах Западной Европы сократилась на треть, в основном из-за интенсивного использования химикатов и осушения болот.

Спасти положение можно за счет превращения слабостей Польши в ее сильные стороны. Химикаты не нашли широкого применения из-за бедности крестьян, но это одновременно означает, что немалая часть сельскохозяйственной продукции выращена на органических удобрениях - в связи с растущим спросом на натуральные продукты питания по всему континенту это может стать потенциальным преимуществом Польши. 'Речь идет о том, чтобы воспользоваться нашими возможностями', - говорит Кинга Бенненг (Kinga Boenneng) из варшавского отделения Фонда Генриха Болла, связанного с движением 'зеленых'.

Препятствием может стать позиция самих крестьян. Опыт жизни в условиях коммунистического строя научил их шарахаться от любых коллективных действий, необходимых, чтобы уцелеть в условиях современного агрокапитализма. Однако без таких акций ЕС, возможно, сумеет осуществить то, что не удалось коммунистам - ликвидировать класс польских крестьян-собственников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.