Нефтедобывающие государства, объединенные в ОПЕК, успокаивают: снабжение гарантировано, на мировой рынок будет поставляться столько нефти, сколько можно продать, цена остается стабильной. Как будто это и на самом деле. Дело не только в скважинах и в перегрузочных терминалах, но, прежде всего, в головах опасливых и хладнокровно спекулирующих торговцев, к тому же в условиях, когда поступают нехорошие новости из арабского мира. Тогда цены взлетают вверх, и нужно еще поискать энергетический концерн (или российское правительство), который бы без одобрения отнесся к дополнительной прибыли и который бы с восторгом не смирился с этим.

В этой ситуации большие объемы добычи нефти очень мешают. Они снова ставят закон предложения и спроса в рамки происходящего на психологическом уровне. Именно по этой причине большинство членов ОПЕК презрительно поморщилось на прошлой неделе, когда Саудовская Аравия в интересах стабильности цены объявила об увеличении добычи нефти. Это было перед захватом заложников в Эль-Хобаре. После бойни на первый план снова вышел психологический фактор.

Прямо-таки трогательна попытка министров ОПЕК успокоить обеспокоенных потребителей на словах. При этом речь идет также о том, чтобы не дать распространиться панике в своих собственных рядах. Эта паника не имеет ничего общего с тем, что черное золото может иссякнуть, она связана с откровенным страхом по поводу того, что ситуация может измениться так, что иссякнут источники легальных государственных доходов, нелегального обогащения и королевской коррупции.

Власть нефтефеодалов поколеблена. Взбунтовался средний класс, который всеми силами удерживали от политики. Иностранная рабочая сила, которая, в отличие от паразитирующего слоя принцев, поддерживала арабскую экономику на ходу, испытывает все большую неуверенность, ухудшаются прежние условия ее жизни, а потому она утрачивает лояльность к династиям. Среди тысяч наследников первого правителя Саудовской Аравии, объединившего 72 года назад путем вооруженных набегов государство под своей властью, заметна заминка с продвижением: король Фахд (Fahd) из-за болезни не способен править страной, обоим следующим претендентам на трон по восемьдесят лет. Саудовская система, что касается и руководства, и фундамента, изношена.

Система попыталась сохранить себя, обратившись к государственной идеологии, к ваххабистскому исламу. Так называемые благотворительные фонды, выплаты наличными и из-под полы утихомирили радикалов внутри страны, другие были отправлены на афганскую войну против Советского Союза. Тем самым, обслуживались также известные интересы вашингтонских администраций. 'Аль-Каида', организация Усамы бен Ладена (Osama bin Ladens), взросла на этой почве, удобренной нефтедолларами. Часть исламистской оппозиции из Саудовской Аравии временно экспортирована в Среднюю Азию. Конструкция бьет теперь все жестче по самим правителям в Рияде.

Изгнать неверных из страны, где находятся священные места Мекка и Медина, хранителями которых объявили себя короли Саудовской Аравии, было всегда целью Бен Ладена. То, как ведут себя США в оккупированном Ираке, каждый день приводит в 'Аль-Каиду', что бы ни стояло за этим фирменным ярлыком, все новых симпатизирующих и воинственно настроенных людей. Интересы и стратегическое партнерство администрации Джорджа Буша (George W. Bush) и правительства Ариэля Шарона (Ariel Scharon) усиливает этот процесс и делает его более радикальным. Другое содружество по интересам между США и частной фирмой под названием Саудовская Аравия на этом ломает себе шею, поскольку монархия вряд ли в состоянии пережить саудовско-израильское сотрудничество, вытекающее из сотрудничества с США.

Проблема нефти в мире приобретает значение и с этой точки зрения. Нападения на нефтяные сооружения Саудовской Аравии указывают на новые масштабы. Соответственно Европе необходима новая ближневосточная политика. К тому же США в том регионе демонстрируют мало готовности извлекать уроки.