'Handelsblatt': Господин Шойбле, как Вы оцениваете проект новой резолюции по Ираку, определяющей более четко сроки мандата многонациональных войск?

Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schaeuble): Проект - это шаг в правильном направлении. Решающим является то, что люди в Ираке чувствуют, что это переходное правительство представляет их. Для этого оно должно обладать властными полномочиями в той мере, в какой это возможно с учетом необходимости иностранного военного присутствия в Ираке. Все, что служит укреплению авторитета иракского переходного правительства, идет в правильном направлении. Чем понятнее, что процесс идет не на основе односторонних решений Соединенных Штатов, и что речь идет о присутствии международного сообщества, тем больше шансов, что иракцы признают его.

'Handelsblatt': Может ли вообще быть разрешено противоречие между претензиями на максимально широкий суверенитет и присутствием иностранных войск?

Шойбле: Особенность любого переходного правительства такова, что оно обладает только ограниченными полномочиями. В интересах самого Ирака, чтобы стране не было навязано правительство, которое не пользуется полным доверием людей. Поэтому переходное правительство должно иметь возможность принимать решения долгосрочного характера, где это необходимо. А иракское правительство понимает, что оно первое время в состоянии добиваться авторитета только при условии иностранного военного присутствия.

'Handelsblatt': А если переходное правительство требует вывода войск?

Шойбле: Мы должны быть осторожными, что касается спекуляций относительного того, кто чего действительно хочет. Но дискуссия вокруг кадровых решений говорит о том, что те люди, которые заняли посты, заявили о своем согласии с рамочными условиями и с необходимым военным присутствием. Еще лучше сейчас было бы, если бы в рамках дискуссии по поводу резолюции по Ираку удалось поставить присутствие, связанное с обеспечением безопасности, на широкую международную основу.

'Handelsblatt': Вы имеете в виду возможное применение сил НАТО?

Шойбле: Канцлер Германии выступил против моей идеи о более активном привлечении соседних арабских государств. Я считаю, надо предложить взять на себя больше ответственности России. Но если европейцы будут только предлагать, что должны делать другие, это будет выглядеть неубедительно. Конечно, и правда развитие событий в последние месяцы не создает однозначных предпосылок для использования НАТО. Но позиция правительства Германии, заключающаяся в том, чтобы требовать большей ответственности от международного сообщества, а самому в то же время говорить, что, мол, 'мы не примем участия ни при каких условиях', не может быть правильной.

'Handelsblatt': Россия должна направить в Ирак также и войска?

Шойбле: Я считаю, что формула 'НАТО плюс' на Балканах зарекомендовала себя с положительной стороны. При этом российские военнослужащие были задействованы при условии руководства со стороны НАТО. Неверным было уже то, что на международной конференции по вопросам безопасности, проходившей в феврале в Мюнхене, министр иностранных дел Фишер (Fischer) в своей концепции для Ближнего и Среднего Востока даже не упомянул Россию. При этом страна, являясь членом ближневосточного квартета, уже давно является важным игроком в регионе.