Что случилось с Америкой, которую я знаю - той, что освободила мою родину, Францию, после высадки в Нормандии 60 лет назад? Сегодня, когда мы готовимся почтить жертвенный подвиг героев 'Дня Д', контраст между образами нормандских плацдармов и иракских тюрем вызывает особую боль и грусть. Конечно, из-за нынешних несчастий мы не должны приукрашивать прошлое. Но и память о солдатах второй мировой не должна препятствовать критическому взгляду на реалии сегодняшнего дня.

Искушение возвести прошлое на пьедестал - опасный соблазн. И все же, думаю, мы не погрешим против истины, если скажем, что солдатами, которые высадились на плацдармах 'Омаха', 'Юта' и других участках, двигали глубокие идеалистические побуждения.

Несмотря на Пирл-Харбор, месть не была для них главным. Многие офицеры и солдаты 'знали' Европу - пусть даже впервые они встретились с ней под шквальным немецким огнем. В культурном плане этот континент, некогда покинутый их предками, был им близок. Они были готовы пожертвовать жизнью не ради защиты США от остального мира, а ради освобождения человечества от темных сил тоталитаризма.

Несомненно, среди американских солдат в Ираке можно и сегодня найти достойных преемников героев 1994-го, но, боюсь, там они скорее исключение, чем правило.

Злоупотребления властью, которые мы сегодня наблюдаем, нельзя просто списать со счета как прискорбные, но в целом неизбежные, последствия войны. Нарушения Женевских конвенций американцами - будь то солдаты регулярной армии или навербованные сотрудники частных охранных агентств - это симптомы более серьезной болезни. (Еще одним ее признаком является сам недвусмысленный отказ правительства США подчиняться этим конвенциям в ходе 'войны с террором').

Для США вторая мировая война представляла собой нечто среднее между войной, которую им навязали - в результате нападения на Пирл-Харбор - и войной, которую они осознанно выбрали, в ходе которой Америка решила с оружием в руках отстаивать дело свободы и демократии. Однако война в Ираке - это явно осознанный выбор - в действительности она почти не связана с терактами 11 сентября 2001 г., хотя без них нечто подобное было бы просто невозможно.

В результате событий 11 сентября американскими солдатами в Ираке движет жажда мести. Но оно способно лишь препятствовать достижению официально заявленной цели - освобождению иракцев от Саддама Хусейна.

'Освободители', охваченные яростью, более склонны к злоупотреблениям, особенно если они не получили надлежащего образования, позволяющего отличать приемлемое поведение от неприемлемого или отказываться от выполнения преступных приказов. Но утверждать, что преступления против иракских заключенных совершались выходцами из беднейших слоев американского общества, а потому их ни в коей мере нельзя рассматривать как его типичных представителей - значит, отклоняться от главного. Пренебрежение к правам человека со стороны этих солдат поощрялось манихейской философией 'кто не с нами, тот против нас', преобладающей сегодня в США. Тот факт, что они отдавали предпочтение унижениям сексуального характера, стал результатом поверхностных знаний о ближневосточной культуре, которые им внушили представители спецслужб, которые намеревались сломить пленников психологически.

Какой печальный контраст с 1944 годом! Тогда большинство европейцев рассматривали США не только как освободителя, но и как пример для подражания. Сегодня же мало кто из европейцев согласится с этой точкой зрения. Наоборот, в результате событий в Ираке именно Европа может считать себя, если не действующим лицом глобальной политики, то по крайней мере воплощением гуманного и 'порядочного' Запада, лишенного имперской гордыни. По сравнению с ситуацией, существовавшей сто лет назад, США и Европа, в плане геополитической роли, полностью поменялись местами.

В эти выходные мы вспомним не только о самопожертвовании солдат из США, Британии, Канады, Польши и других стран, но и о послевоенном примирении между Францией и Германией. Мы будем праздновать преодоление Западом братоубийственных раздоров. И все же уродливая реальность иракской войны и вызванное ей дипломатическое противостояние неизбежно придаст этим торжествам налет искусственности. Наблюдатели не могут не задаться вопросом, насколько искренни политики, когда говорят о взаимной солидарности.

Это тревожный признак. Рост антиамериканских настроений - одна из величайших опасностей, грозящих сегодня миру.

'Помешательство' на негативном образе США на Западе, и не только на Западе, превращается в угрозу западным обществам. Подобная 'демонизация' Америки увеличивает вероятность, что пророчество американского ученого Сэмюэля Хантингтона (Samuel Huntington) о 'столкновении цивилизаций' воплотится в реальность.

К счастью американцы, пусть и в последний момент, способны изменить ситуацию. Они могут сделать это на выборах в ноябре. Да, возможно, политика Джона Керри (John Kerry) будет не так уж и отличаться от политики администрации Буша. И все же ради репутации Америки в мире - и ради той Америки, к которой мы научились испытывать благодарность, любовь и уважение на нормандских плацдармах в июне 1944-го - абсолютно необходимо, чтобы администрация, причинившая столько вреда, потерпела поражение.

Автор - старший советник Французского института международных отношений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.