8 июня 2004 года. Когда лидеры Большой Восьмерки промышленно развитых стран соберутся сегодня в городе Си-Айленд, штат Джорджия, США, на свой саммит-2004, это для большинства из них будет уже вторая встреча на этой неделе и она не станет последней. Великобритания, Франция, Германия, Россия и Соединенные Штаты все были представлены главами государств или правительств в воскресенье на праздновании 60-й годовщины высадки союзников на пляжах Нормандии. В пятницу они соберутся в Вашингтоне на государственную церемонию похорон бывшего президента США Рейгана (Reagan).

К концу текущего месяца все та же группа лидеров (плюс минус один или два человека) должна быть в Дублине на встрече Европейского союза (ЕС) и Соединенных Штатов Америки, затем в Брюсселе на саммите ЕС и далее в Стамбуле на саммите Организации Североатлантического договора (НАТО). Одни только затраты на безопасность должны дать всякому повод призадуматься. На этой неделе в городе Си-Айленд и окрестностях задействованы на дежурствах более 10 тысяч сотрудников служб безопасности; корабли и вертолеты патрулируют прилегающие воды, а бронеавтомобили "humvee" утюжат улицы и дороги.

Среди всех этих саммитов, обеспечиваемых многочисленной охраной, ежегодную встречу Большой Восьмерки явно можно счесть самой необязательной. За 29 лет эти саммиты утратили значительную часть своего главного предназначения. То, что задумывалось как возможность для лидеров богатейших стран мира обменяться мнениями в неформальной обстановке и в частных беседах, главным образом по проблемам мировой экономики, превратилось в еще один международный слет. Периодически предпринимавшиеся попытки взять эти встречи под контроль, сделать их более приватными и менее формальными, не удались.

Присоединение к этим саммитам России, сначала неформальное, а затем в качестве полноправного члена, растворило экономический смысл переговоров. Россия, возможно, могущественная страна, но она явно не относится к разряду богатых. Другой аномалией этих встреч стало представительство на них ЕС.

Оба этих добавления ставят вопросы. Если Россия, то почему не Китай? Если ЕС, то почему не другие региональные группировки? Поочередное председательство на этих саммитах поощрило участников к демонстрации своего умения превзойти других в навязывании обсуждения своих национальных проблем, как это произошло, когда саммиты ЕС стали перемещаться из одной страны в другую.

Результатом этого стали ежегодные встречи, в которых форма в основном превалирует над содержанием. Каждый последующий саммит Большой Восьмерки провозглашается более укромным и элитным, чем предыдущий. Каждая принимающая его у себя страна готовит для него повестку, которая наилучшим образом отвечает ее национальным приоритетам, и каждая формальная повестка неизбежно уступает место событиям дня. В этом году все внимание будет уделено, разумеется, вопросу передачи суверенитета Ираку, но этого вопроса в официальной повестке нет.

Соединенные Штаты планировали сделать центральной темой "своего" саммита Большой Восьмерки инициативу Большого Ближнего Востока и пригласить лидеров заинтересованных стран. Однако, поскольку Ирак продемонстрировал риски, связанные с попытками навязать другим демократию в американском стиле, Вашингтон встретился с громким хором сопротивляющихся этому остальных членов Большой Восьмерки и даже самих стран, для которых эта инициатива предназначена. Сегодня представляется, что, скорее всего, будет принято туманное заявление, в котором выражается надежда, что страны региона сумеют реформироваться сами. А приглашенные на встречу региональные лидеры в большинстве своем являются "обращенными".

Саудовская Аравия и Египет не принимают участия в саммите.

В числе других важных дискуссий, где предусмотрено участие лидеров стран, не входящих в Большую Восьмерку, планируется обсудить вопрос помощи на развитие Африки. Ожидается, что Большая Восьмерка примет решение расширить и увеличить программы избавления от долгов для самых бедных стран мира и одобрить создание новых миротворческих сил для разрешения конфликтных ситуаций в Африке. Однако оба вышеназванных предложения таят в себе опасность тесного переплетения с желчными спорами относительно Ирака: какую часть иракского долга следует списать, и станут ли другие страны выделять свои войска для увеличенного контингента многонациональных сил. Те вопросы, которые являются более насущными, всегда побьют долговременные вопросы, даже если - как в случае с освобождением от долгов Африки южнее Сахары - количество людей, которые могли бы от этого выиграть, совершенно несоизмеримо, равно как и различие в том, что сравнительно небольшие деньги могут сделать в том и в другом случае.

Как бы сильно ни старалась, к примеру, Великобритания на этой неделе выпятить на первый план проблемы Африки, ее усилия будут заслонены проблемами Ирака. Пришло время отказаться от Большой Восьмерки как форума и заменить ее саммитами для обсуждения одного единственного важного вопроса, которые будут собирать действительно заинтересованных в нем лидеров. Это стало бы более рациональным расходованием их драгоценного времени, чем тот спектакль, который вскоре будет разыгран в Си-Айленде.