8 июня 2004 года. Министерство юстиции США, как явствует из его служебной записки, которая недавно попала в руки редакции, в августе 2002 года выдало Белому дому рекомендацию, что применение пыток к пойманным террористам "Аль-Каиды" на зарубежных территориях "может быть оправдано", и что международные законы против пыток "могут быть сочтены противоречащими конституции страны" применительно к допросам, которые проводятся в рамках войны с терроризмом президента Буша-младшего (George W. Bush).

Если государственный служащий собирается пытать захваченного подозреваемого в терроризме, "он будет делать это для того, чтобы предотвратить новые нападения на Соединенные Штаты террористической сети 'Аль-Каиды'", сказано в этой служебной записке, которая была подготовлена Управлением правовой помощи Министерства юстиции США в ответ на просьбу Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США об оказании такой помощи. Далее там сказано, что аргументы, обосновывающие "необходимость и самозащиту, могут стать оправданием, которое устранит всякую уголовную ответственность" в дальнейшем.

Представляется, что данная служебная записка противоречит существовавшему до 11 сентября 2001 года мнению, что американским государственным служащим никогда не будет дано разрешение пытать захваченных террористов. По свидетельству правительственных чиновников, знакомых с данным документом, новое толкование закона было предложено после того, как ЦРУ США после нападений на Америку стало захватывать и допрашивать подозреваемых лидеров "Аль-Каиды" в Афганистане и в других уголках планеты.

Правовые обоснования, содержащиеся в служебной записке 2002 года по вопросу обращения с пленниками ЦРУ США, позднее были использованы в подготовленном в марте 2003 года докладе юристов Пентагона, где оцениваются правила проведения допросов, которые действуют в отношении узников созданного Министерством обороны США в заливе Гуантанамо, Куба, центра для задержанных террористов. В то время министр обороны США Дональд Рамсфелд (Donald H. Rumsfeld) попросил юристов изучить связанные с методикой допросов вопросы материально-технического обеспечения, политики и права.

Чиновники администрации Буша-младшего (George W. Bush) прямо заявляют, что, несмотря на обсуждение правовых аспектов пыток в двух служебных записках, они руководствуются международными конвенциями, которые запрещают пытки, и что с узниками Гуантанамо и других тюрем обращаются человечно, кроме случаев злоупотреблений служебными полномочиями в тюрьме "Абу Грейб" в Ираке, за что были привлечены к уголовной ответственности несколько служащих военной полиции.

И все-таки служебные записки 2002 и 2003 гг. отражают желание администрации Буша-младшего прощупать, до какого предела можно, не выходя за рамки закона, агрессивно допрашивать иностранцев, подозреваемых в терроризме или располагающих информацией, которая могла бы предотвратить будущие нападения.

В служебной записке 2002 года, написанной для ЦРУ и направленной юрисконсульту Белого дома Альберто Гонсалесу (Alberto R. Gonzales), Министерство юстиции США дает значительно более узкое определение для пыток, чем, например, в наставлениях армии США, которая исторически проводит большинство допросов в военное время.

По мнению Министерства юстиции США, которое изложено в 50-страничном документе за подписью помощника генерального прокурора Джея Байби (Jay S. Bybee), причинение умеренной или быстро проходящей боли не обязательно представляет собой пытку. Пытка, сказано в служебной записке, "должна быть по интенсивности эквивалентна боли, которая бывает при серьезной физической травме, например, при повреждении внутреннего органа, телесном повреждении или даже смерти".

В противоположность этому, в полевом уставе армии США 34-52, озаглавленном "Допросы с целью получения разведывательной информации" (Intelligence Interrogations), устанавливаются более строгие правила. Например, армия запрещает причинение допрашиваемому боли с помощью химических веществ или сдавливающих повязок; принуждение допрашиваемого длительное время стоять, сидеть или становиться на колени в ненормальных позах; лишение допрашиваемого пищи. В разделе "Психологические пытки" армия запрещает имитацию расстрела, лишение сна и применение психотропных препаратов.

Правозащитные группы вчера выразили свое смятение по поводу правовых умозаключений Министерства юстиции США.

"Это намного хуже всего, что мне приходилось видеть с тех пор, как разразился этот скандал с тюрьмой 'Абу Грейб', - сказал Том Малиновски (Tom Malinowski) из организации "Human Rights Watch". - Представляется, что они замышляли совершение военных преступлений и пытались отыскать способы избежать юридической ответственности. Результатом этого стал отказ от наработанных за долгие годы военных доктрин и правил проведения допросов".

Однако представитель по связям с общественностью управления юрисконсульта Белого дома Марк Коралло (Mark Corallo) сказал, что "его ведомство не комментирует конкретных правовых рекомендаций, которые оно в конфиденциальном порядке дало исполнительной власти". Но он добавил: "Политика Соединенных Штатов - в обращении с задержанными придерживаться всех законов страны, в том числе конституции, федеральных указов и договоров". ЦРУ США от комментариев воздержалось.

Служебная записка Министерства юстиции США для ЦРУ США преследовала цель дать правовые рекомендации относительно того, какого рода агрессивное обращение с задержанными не подпадает под правовое определение пытки.

Служебная записка от 2002 года, например, включала такое истолкование: "Трудно вырвать из контекста какое-либо конкретное деяние и сделать вывод, что это деяние само по себе является пыткой". В документе перечислены семь методов допроса, которые суды признают пыткой, включая жестокое избиение полицейскими дубинками и палками, угрозу немедленной смерти, прижигание сигаретами, электрический шок с присоединением проводов к гениталиям, изнасилование или сексуальное нападение, а также принуждение пленника наблюдать за пыткой другого лица.

"Хотя мы не можем с определенностью заявлять, что деяния, не доходящие до вышеперечисленных семи, не будут представлять собой пытку", сказано в служебной записке, "мы считаем. . . что методы допроса должны быть аналогичными этим в своем крайнем проявлении и в типе причиненного вреда, чтобы можно было признать их противоправными".

"Для того чтобы чисто душевная боль или страдания были признаны равноценными пытке", сказано в служебной записке, "они должны иметь следствием значительную психическую травму большой продолжительности, например, длящуюся месяцами или даже годами". Примеры включают: длительные расстройства психики; слабоумие, вызванное применением медицинских препаратов; связанные с посттравматическим стрессом расстройства психики, которые могут длиться месяцами или годами; или даже хронические депрессивные состояния.

Что касается пыток, связанных с воздействием на психику, допрашивающий всегда может сослаться на то, что он действовал, будучи твердо уверенным в том, что "после таких мер, как ознакомление с профессиональной литературой, консультации со специалистами или ознакомление с результатами ранее проведенных допросов", он (или она) не имели намерения причинить допрашиваемому сильные душевные страдания, и, следовательно, их действия "нельзя расценивать как противоправное деяние".

В 2003 году Министерство обороны США провело собственное исследование ограничений, которые касаются пыток, консультируясь со специалистами из Министерства юстиции США и из других ведомств. Целью обзора, который 6 марта 2003 года был представлен рабочей группой, состоявшей из представителей видов вооруженных сил, Комитета начальников штабов США и разведывательного сообщества, было обеспечение правовой основы для того, что в докладе этой группы названо "исключительными допросами".

Значительная часть выводов из доклада рабочей группы Министерства обороны США перекликается с выводами служебной записки Министерства юстиции США от 2002 года. Эти документы, касающиеся обращения с узниками - членами "Аль-Каиды" и движения "Талибан", были написаны не для того, чтобы их применяли в отношении задержанных в Ираке.

Например, в черновом варианте доклада рабочей группы юристы Пентагона одобрительно цитировали содержавшееся в служебной записке Министерства юстиции США от 2002 года положение о том, что законы страны и международные законы, запрещающие применение пыток, можно игнорировать на основании полномочий президента в военное время и любых издаваемых им директив.

Однако, как заявили старшие чины Министерства обороны США и военные юристы, в то время правовой анализ Министерства юстиции США шокировал некоторых военных юристов, которые занимались разработкой проектов новых директив.

"Все подразделения Военно-юридической службы США высказали свои претензии", - сообщил один имевший отношение к делу высокопоставленный сотрудник Пентагона, ссылаясь на военных юристов каждого из видов вооруженных сил США.

"Это действительно беспрецедентный случай. На протяжении почти 30 лет мы учили людей соблюдать Женевские конвенции, - сказал один высокопоставленный военный атташе. - Как только начинаешь говорить людям, что можно нарушать закон, никто не может сказать, где они остановятся".

Принятый в 1994 году закон США запрещает военнослужащим США применять пытки повсюду на этой планете. Однако в докладе рабочей группы Пентагона, который был подготовлен под руководством Генерального юрисконсульта Уильяма Хейнеса-второго (William J. Haynes II), сказано, что "для того чтобы уважать возложенные на президента США конституционные полномочия по ведению военной кампании. . . (в плане запрета на пытки), следует считать, что эти запреты не применимы к допросам, которые проводятся по указанию Верховного главнокомандующего".

В докладе рабочей группы Пентагона, о существовании которого стало известно вчера благодаря статье в "The Wall Street Journal", и который был добыт редакцией "The Washington Post", далее сказано, что закон от 1994 года, запрещающий пытки, "не применим к поведению военного персонала США в Гуантанамо".

Там сказано также, что закон о запрещении пыток не применим к проводимым военным персоналом США допросам на "территориях, которые не находятся под юрисдикцией США", в частности, в Ираке или Афганистане. Однако там сказано также, что как конгрессу США, так и Министерству юстиции США будет трудно принуждать к выполнению закона, если будет доказано, что военный персонал действовал во исполнение приказов президента США.

Далее в докладе пространно излагаются различия в подходе к определению понятия "пытка" в международном праве и во внутреннем законодательстве США, явно преследуя цель научить военный персонал США, как ему организовать свою правовую защиту.

В докладе Пентагона используется язык, весьма схожий с языком служебной записки Министерства юстиции США от 2002 года, которая была подготовлена в ответ на запрос ЦРУ США: "Если во время допроса правительственный служащий, защищая интересы государства, причинит вред вражескому комбатанту таким способом, который, как можно утверждать, нарушает уголовный запрет, он будет это делать для того, чтобы предотвратить новые нападения на США со стороны террористической сети 'Аль-Каиды'", сказано в черновике доклада. В таком случае, как считает Министерство юстиции США, он может утверждать, что "его действия оправданы конституционными полномочиями исполнительной власти по защите страны от нападения".

Далее в докладе сказано, что тем, кто участвует в "исключительных допросах", кроме случаев, когда поведение допрашивающего явно незаконно, может пригодиться заявление о том, что солдат действовал "по приказу вышестоящего командования". Там утверждается, как и в рекомендации Министерства юстиции США для ЦРУ США, что простое причинение боли и страданий не является противозаконным; боль и страдания должны быть исключительно сильными.

Один представитель по связям с общественностью Министерства обороны США вчера вечером сказал, что служебная записка от марта 2003 года представляет собой "научную попытку определить параметры закона", но при этом добавил: "То, что является легитимным, и то, что делается на практике - разные вещи". Чиновники Пентагона сказали, что рабочая группа изучила 35, по меньшей мере, методов допроса, и позднее г-н Рамсфелд в секретной директиве от 16 апреля 2003 года, которая служит общим руководством для персонала центра в Гуантанамо, одобрил применение 24 из них. Пентагон отказался раскрыть общественности, какие 24 метода пыток он одобрил.