Многие представители американского истеблишмента, которые ранее поддерживали войну в Ираке, теперь, что есть сил, открещиваются от прежних позиций. Вину за кровавую развязку они возлагают на недальновидность и крупные просчеты администрации Буша и руководство Багдада. По сути, так оно и есть. Но наши провалы в Ираке также являются отражением более серьезных изъянов в политической культуре Америки, которые должны быть признаны американским народом, для того, чтобы не допустить повторения подобных провалов и катастроф в будущем.

В первую очередь, подобное утверждение справедливо в отношении весьма странноватого сочетания несовместимого: веры в то, что возможно немедленное и при этом успешное насаждение демократии во всех странах мира, в сочетании с неуважением культуры, интересов и мнения народов этих стран. Подобное можно было наблюдать в России в 90-х гг., когда многие американские аналитики считали, осуществление демократических реформ в России означает, что обычные россияне будут согласны с политикой США, которая при этом со всей очевидностью шла вразрез с национальными интересами России, а также - с навязываемым ей экономическим курсом, который был губителен для благосостояния народа.

Злоупотребления в тюрьме Абу Грейб лишь в гротескной форме выразили все те же противоречия, которые проявились на сей раз в отношении арабского мира. В своих статьях, опубликованных в журнале 'New Yorker', которые наглядно вскрыли факты издевательств и пыток в Абу Грейб и в других местах, Сеймур Херш (Seymour Hersh) утверждает, что частично объяснение мировоззрения, которое стоит за методами ведения допросов, приведено в книге Рафаэля Патайи (Raphael Patai), озаглавленной 'Арабское сознание' (The Arab Mind), своеобразной 'библии для желающих постигнуть и проникнуть в тайны арабского поведения'. Именно из этой книги, по сведениям С. Херша, они извлекли сведения о том, что арабы понимают только силу и что самое слабое место у них - это позор, связанный с интимной жизнью. С последним утверждением я, честно говоря, был незнаком, но в отношении первого могу подтвердить - сам слышал разговоры на эту тему.

Сочетание подобных подходов и стойкое, внедренное в сознание убеждение в необходимости процесса демократизации арабского мира является таким сочетанием понятий, для которого определения вроде 'лицемерие' или 'понятийное несоответствие' неприменимы. Все это выдержано в духе произведений Оруэлла (Orwell) с его двойными стандартами, является прямым нарушение основополагающих законов, понятий и норм человеческого достоинства и приличия. И если подобные подходы принимаются всерьез и имеют влияние на умы, то это означает лишь то, что Америка окончательно запуталась в своем понимании мусульманского мира.

Неуважение к мусульманскому миру было наглядно продемонстрировано самим решением идти на Ирак войной - ведь против этого решения выступило подавляющее большинство арабских стран. Проводились параллели между Ираком и Косово, где война началась также без санкции ООН. Однако разница все же есть: проведение военной операции в Косово было поддержано большинством европейских государств и ведущих региональных международных организаций. Подобное обстоятельство давало НАТО моральное и политическое право идти наперекор мнению отдельных стран. Если бы США попробовали бы вторгнуться в Косово против воли большинства европейцев, то подобная акция не имела бы ровным счетам никакого легитимного характера и провалилась бы полностью и окончательно.

После начала войны в Ираке вооруженные силы США смогли наглядно продемонстрировать свое уважение к мирному населению Ирака, которое они сюда пришли освобождать, тем, что даже не смогли вести учет числу мирных жителей, убитых по ошибке. Президент Джордж Буш в своей речи от 24 мая, посвященной политике США в Ираке, принес чрезвычайно убедительные извинения за зверства военщины в тюрьме Абу Грейб, но не знал, как лучше их произнести.

И это в свою очередь обнажает недостатки и слабости в подходах политэлиты США к мировым делам. И дело тут не только в том, что глубокая вера в необходимость распространения американского образа жизни в масштабах всей планеты, сосуществует с глубокой подозрительностью в отношении остального мира, которая бытует на разных уровнях американского общества. Сама по себе мечта американизации остального мира подразумевает и до определенной степени зависит от явного, хотя открыто и не признаваемого, неуважения и даже презрения к иным, нежели американским традициям.

Данная ситуация еще больше усугубилась в связи с упадком фундаментальных исследований в области региональной политики и возвышением таких псевдонаучных 'дисциплин', как теория рационального выбора, в которой делается попытка признать изучение других культур делом ненужным и бесполезным, хотя сами по себе эти новомодные 'дисциплины' большей частью являются ни чем иным, как выражением современных западных культурных ценностей и ориентиров в их наиболее банальной и неглубокой форме.

Из всего этого американская администрация делает вывод о том, что Ирак можно представить как своего рода tabula rasa, на которой США смогут начертить новое, принципиально иное государство, которое будет одновременно демократическим и подвластным США. Сочетание наивной веры в возможность универсального применения демократии и пренебрежение изучением культуры других стран для политиков является смертельным. Ведь это противоречит старейшей и мудрейшей из всех военных премудростей: познай лучше своего врага.

Именно подобные ошибки завели нас во Вьетнам. Печальный опыт той войны мог бы служить полезным уроком о том, насколько важно изучать своего врага, об опасностях, которые подстерегают каждого, возомнившего себя Мессией, а также подтверждением того факта, что американские солдаты столь же способны на зверства, как и любые другие солдаты. Хотя данный урок настолько противоречит главным американским национальным мифам, что вряд ли он может быть хорошо и глубоко усвоен. Будем же надеяться, что новый - иракский - опыт поможет изменить это положение к лучшему.

Автор - старший научный сотрудник Фонда Карнеги. Его следующая книга 'В чем права и не права Америка' выйдет в октябре месяце.