В одном из магических гимнов, сохранившихся в фольклоре американских индейцев, рассказывается история завоевания белым человеком земли, которая впоследствии стала известна под названием 'Северная Америка'. Это история уничтожения коренных жителей, повествующая о том, как туземцы с помощью примитивного оружия и магии пытались мужественно защищать свою землю, нередко сея страх и ужас в душах завоевателей.

Завоеватели стремились разрушить все и уничтожить любые признаки жизни, но не затем, чтобы доказать свою смелость или превосходство, а затем, чтобы спрятать свой страх и ужас перед этими примитивными людьми, желавшими отстоять свои права на свою землю, которой владели многие поколения их предков.

В гимне есть такие слова: они боятся мира; они разрушают все, что пугает их; они боятся даже себя; они убьют всех, кто вызывает страх в их душах; они убьют всех животных и заставят людей голодать; они боятся всего, к чему прикасаются их руки; они будут бояться даже обычных людей и всего, что вызывает их страх.

Несмотря на то, что белый человек обладал оружием, способным уничтожить все и вся, он страшился индейцев, вооруженных луками со стрелами и копьями, потому что он сражался на чужой земле. Ему противостоял народ, отстаивающий свою родину и свою древнюю культуру, о которой тогда никто ничего не знал.

Высокомерный белый боялся не столько примитивного оружия индейцев, сколько - их ритуалов, непривычных магических обрядов и непонятного языка. Этот страх стоял за всеми теми злодеяниями, которые совершал белый, чтобы скрыть свой страх перед неведомым.

Этот страх перед неведомым стоял, по словам гимна, за изобретением зла, которое переполняло белого и возбуждало его непомерное желание разрушать все и вся.

Этот древний гимн в какой-то форме отражает отношения Америки с миром. В частности, отношения США с миром мусульманским после событий 11 сентября, породивших в американцах чувства унижения, незащищенности и страха перед внешним миром и тем, что несправедливо именуется 'исламским терроризмом'. Эти чувства страха и униженности спровоцировали агрессию против Афганистана под предлогом искоренения Аль-Каиды. И против Ирака - под предлогом избавления мира от опасности оружия массового поражения. Они же привели к применению угроз и запугиваний военной мощью народов так называемых стран-изгоев.

Другими словами, Америка старается побороть свой страх перед этими странами, запугивая их народы своей страшной военной машиной. В результате возникла весьма странная ситуация, когда взаимная боязнь охватила две абсолютно неравнозначные силы подобно тому, как это происходило во времена колонизации Америки между белыми и индейцами. Однако, если страны-изгои прекрасно осознают степень американской мощи и учитывают ее, понимая, откуда может прийти американская опасность, то сильная Америка борется с неведомым, не сознавая до конца какая опасность ей противостоит, и откуда она может появиться.

Терроризм сродни магии и заклинаниям индейцев, которые поражают врага неизвестно откуда и не оставляют следа. Обе стороны стараются, как можно, больше напугать противника, с одной стороны, чтобы нанести ему поражение, а с другой - чтобы вселить в свою душу, хотя и ложное, чувство спокойствия и безопасности.

Взаимная боязнь является решающим общим фактором в нынешней взаимной вражде между Америкой и народами стран-изгоев, которые отказываются подчиняться ее диктату и капитулировать перед ней.

Все это напоминает разговор, который состоялся у меня во время учебы в Великобритании с одним из южноафриканских студентов-буров. Эти выходцы из Голландии были первыми колонизаторами Южной Африки, уничтожившими в свое время немало туземцев (оставшихся в живых они вытеснили в леса и бесплодные пустыни). Мы беседовали о политике расовой дискриминации, которую проводило белое правительство ЮАР. Эта политика была направлена на изгнание черных из крупных городов и культурных центров, населенных белыми, с последующим принудительным их расселением в фактически непригодных для проживания районах страны, лишением основных гражданских прав и т.д. Дело доходило до применения насилия и убийств черных лишь по подозрению во враждебных замыслах против белого человека.

Мой собеседник, который впоследствии стал министром внутренних дел, сказал мне, что они вынуждены проводить такую политику, чтобы сохранить себе жизнь и свое присутствие в этой стране, где белым принадлежали все бразды правления, хотя они и жили в постоянном страхе перед черными. Белые превратили свои дома в крепости, учили своих детей пользоваться оружием, чтобы убить черного при малейшем признаке агрессивности. Они делали это не только с целью самозащиты, но также и чтобы посеять постоянный страх и ужас в душах черных. По его выражению, они нашли наилучший способ покончить со страхом перед черными - передать черным этот страх в двойном размере.

Подобное положение царит во всем мире - как среди сильных, так и слабых государств, а особенно он заметен в отношениях между Америкой и арабским и исламским миром. С одной стороны, это - страх перед американским гегемонизмом, выраженным в навязывании своего влияния с помощью огромной военной мощи и научно-технического прогресса исламскому миру, радикальные группировки и организации которого пытаются противостоять этому гегемонизму и преодолеть свой собственный страх, прибегая к террористическим акциям, с которыми не может справиться регулярная армия.

Отношениями между Бушем и Аль-Каидой правит взаимный страх и желание каждой из сторон напугать другую.

Лучшим свидетельством того, что мощная и могучая Америка живет в состоянии постоянного страха после событий 11 сентября - рост продажи оружия среди населения. Страх стал основным элементом в повседневной жизни людей. Страх перед неведомым, который сильнее голоса рассудка.

С другой стороны, страх перед Америкой, ее растущей мощью и отсутствием логики в использовании этой мощи стал доминировать в мире, охватывая все больше стран, не согласных с американской политикой.

Положение очень опасное - взаимный страх может стать причиной катастрофы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.