На саммите в Си-Айленде лидеры 'Большой Восьмерки' сосредоточились на проблемах Большого Ближнего Востока, уделив основное внимание Ираку. Но в регионе грядут и более серьезные проблемы, так что мировым лидерам придется действовать быстро и решительно, чтобы предотвратить их.

Недавний захват заложников в саудовском городе Хобар и последовавшие за ним обстрелы западных объектов позволяют отчетливо услышать громкое тикание самой смертоносной бомбы замедленного действия на всем Ближнем Востоке. Непосредственной целью нападавших было испугать тысячи иностранных инженеров и техников, работающих в саудовской нефтяной промышленности, и заставить их уехать. Долгосрочная же цель - дестабилизировать королевство и приобщить Саудовскую Аравию со всеми ее ресурсами к делу экстремистов.

Саудовские власти сопротивляются, но легкость, с которой подобные нападения совершаются в их стране, не может не вызвать серьезного беспокойства. Проблема не в том, что в течение многих лет члены королевской семьи оказывали косвенную поддержку радикалам-ваххабитам, а в том, что сейчас они, похоже, теряют контроль над ситуацией. Обвиняя в своих проблемах сионистский заговор, они рискуют свалиться в ту самую яму, которую роют для ваххабитов.

Еще одна бомба с часовым механизмом заложена в Пакистане. Вряд ли можно ставить под сомнение личную отвагу Президента Первеза Мушаррафа и его преданность делу модернизации страны. Американская администрация признала его заслуги, назвав Пакистан одним из своих ведущих союзников среди стран, не входящих в НАТО. Однако не стоит сбрасывать со счетов пакистанских военных и особенно силы безопасности.

Они присоединились к действиям США против своего бывшего протеже, движения Талибан, очень неохотно. Если война в Афганистане возобновится, а американским войскам понадобится перейти границу с Пакистаном в горячке погони, вполне вероятно возникновение антиамериканских настроений.

А если с Мушаррафом вдруг что-то случится, его преемник может занять совершенно другую позицию в отношениях с Западом. Религиозное волнение может достигнуть критической отметки. Армия, контролирующая ядерное оружие Пакистана, уже не будет прозападным институтом, сохраняющим страну единой и направляющим ее по правильному пути. Если начнется конфликт, проблема пакистанского ядерного арсенала приобретет зловещие размеры. Эффект от саудовской революции на страну, которая приобрела ядерное оружие на саудовские деньги (и, возможно, имеет определенное влияние на спонсора), будет ошеломляющим.

В-третьих, хотя Египет, самое населенное государство арабского мира, кажется спокойным, в его глубине нарастает религиозное возмущение и политические волнения. Президент Хосни Мубарак - верный друг Запада, но ему уже за 70 и долго у власти он не пробудет. Его план передать страну сыну может не сработать. Более того, эта инициатива может вызвать ярость исламистов и вызвать беспорядки, которые будет трудно сдержать и невозможно успокоить.

Таким образом, в среднесрочной перспективе новые очаги нестабильности могут появиться на территории от Карачи до Каира. Это, конечно, зловещий сценарий, но было бы безответственно полностью сбросить его со счетов. Что же можно предпринять в регионе для предотвращения этой тревожной тенденции?

- Быстро восстановить полный суверенитет Ирака. США должны передать власть надежному и ответственному иракскому правительству. США и ООН следовало бы поддержать новый иракский национализм, направленный на превращение побежденной страны в современное и благополучное арабское государство.

- Назначить Турции дату начала переговоров о вступлении в ЕС. Надежда сомневающихся на использование Турции в качестве амортизатора против мусульманского мира может иметь неприятные последствия. Даже отдаленная перспектива перехода Турции на сторону антизападных радикалов должна бы отрезвлять. А потому развеять давние надежды страны - не самая лучшая идея, тем более, что все больше мусульман сейчас селятся на территории ЕС.

- Изменить отношение США к Ирану. Революция в стране, произошедшая четверть века назад, уже поутихла. В афганской кампании Тегеран был Соединенным Штатам полезным партнером. Он не лил слезы по Саддаму Хусейну. У него нет причин поддерживать Аль-Каиду, зато есть множество причин бороться с ней. Российский опыт отношений с Ираном на протяжении 1990х годов был в целом положительным - Иран действовал рационально и надежно. Он хочет быть частью международного сообщества, и его следует взять на борт. Для этого необходимо обратить внимание на интересы национальной безопасности страны. Подключение к этому процессу Израиля будет и полезно, и необходимо.

- Обеспечить безопасность Узбекистана, ключевого государства в Центральной Азии. Вместо того, чтобы манипулировать властью и влиянием в Ташкенте, Россия и США должны начать серьезный диалог о возможностях предотвращения нового исламского восстания в Ферганской долине и помощи узбекским властям в улучшении экономического положения населения и увеличения числа сторонников политического режима.

- Добиться прогресса в палестинском вопросе, самой сложной проблеме программы. Создание жизнеспособного палестинского государства - лучшее противоядие от регионального экстремизма на Большом Ближнем Востоке. Однако для того, чтобы такое государство было построено, необходимо появление квалифицированного палестинского руководства.

Первейшим условием является монополия этого руководства на использование силы в палестинском обществе. Однако даже предусмотрительное и разумное руководство не может просто принимать условия, навязываемые Израилем. Израиль же, со своей стороны, должен понять, что его выживание в 21-м веке гораздо меньше зависит от стратегической глубины, чем от демократических тенденций на подконтрольных ему территориях.

Дмитрий Тренин - старший сотрудник Фонда Карнеги за международный мир, написал эту статью для 'The Moscow Times'. В соавторстве с Алексеем Малашенко он выпустил книгу 'Беспокойный рубеж России: Чеченский фактор в постсоветской России'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.