Г-н Сокор является старшим аналитиком вашингтонского Фонда Джеймстауна

11 июня 2004 года. На этой неделе три прибалтийских государства вместе с остальными странами - членами Европейского Союза (ЕС) будут проводить выборы в Европейский парламент. Эстония, Латвия и Литва вступили в ЕС всего месяц назад, по прошествии менее десятилетия после своего освобождения из плена Кремля. Вступление их в ЕС означает нечто большее, чем просто восстановление исторической справедливости в отношении этих стран, форпостов европейской цивилизации, и даже нечто большее, чем признание их экономических достижений, успешного строительства общественных институтов и вклада в региональную безопасность через Организацию Североатлантического договора (НАТО). Помимо всего этого, их членство в ЕС способствует консолидации идентичности Европы и распространению ее на нового восточного соседа ЕС. Прибалтийские государства с их хорошим знанием проблем региона и с их успехами после освобождения являются самыми вероятными посланцами для этого соседа.

Однако, хотя прибалты в целом смотрят в будущее, другие оглядываются назад и пытаются импортировать в сердце Европы, даже в ее институты, некоторые остатки советского прошлого. На прошлой неделе группа русских активистов левого толка из прибалтийских государств выступила с инициативой создания Русской партии Европейского союза. Амбициозный план предусматривает сделать эту партию общеевропейской. Этнические партии существуют в нескольких европейских странах, но нет ни одной общеевропейской партии такого рода. И этого не должно случиться в нынешней Европе. Тем самым был бы создан опасный прецедент, а также возрождена анахроническая модель, которую в данном случае пытаются вырядить в европейские одежды.

Крайние элементы русских общин ряда стран - членов ЕС, которые на прошлой неделе в Праге приняли участие в учредительной конференции, не являлись законными представителями своих общин. Но, как это ни печально, нельзя сказать того же самого об основателях этой партии из прибалтийских государств. Напротив, в их числе были ведущие кандидаты русских партий в прибалтийских государствах на назначенных на эту неделю выборах в европейский парламент.

Их биографии (с некоторыми индивидуальными вариациями) показывают, что они являются противниками национальной государственности и евро-атлантической ориентации прибалтийских стран; а также показывают их связи с ныне распущенными коммунистическими партиями. Не удивительно, что их биографии также свидетельствуют об отсутствии у них симпатий к успешным реформам - в большинстве случаев об их сопротивлении реформам, - которые позволили прибалтийским государствам войти в состав ЕС.

По определению и по численному составу этой группы, "русскоговорящее меньшинство" является самым многочисленным меньшинством в ЕС: более 6 млн. человек, включая 2 млн. - в прибалтийских странах. Эта группа провозглашает три главных программных цели. Первая - защищать в ЕС права русскоговорящего населения, включая гражданство или право на жительство для всех. Вторая - это повышение статуса русского языка в ЕС, включая право русскоговорящих жителей Европы на свой родной язык. Третья их цель - наведение "мостов между ЕС и Россией".

На этой учредительной конференции в Праге не было официальных представителей России и не было никаких деклараций о симпатии к ней со стороны российских политиков. Москва не имеет подобных общеевропейских амбиций. Вместо этого она фокусируется на поощрении русских политических активистов к тому, чтобы те отдавали свою энергию делу превращения Эстонии и Латвии в де-факто бинациональные страны, где институты и социальные структуры поделены по принципу этнических и языковых различий: эстонско-русские, латышско-русские. (Население Литвы более однородно.) Это навсегда лишило бы сил демократии прибалтийских стран, дало Москве возможность выступать в роли защитника определенной части их населения и позволило России участвовать в политике и в процессе принятия решений в ЕС.

Символом такого рода политического активиста (хотя лучше образованного и более сглаженного, чем типовые представители) является Татьяна Жданока. Из всех аналогично мыслящих кандидатов она с наибольшей вероятностью получит место в Европейском парламенте на выборах на этой неделе. Для этого ей нужно - и она, кажется, сумеет набрать - большинство "русских голосов" Латвии, опередив и переиграв более умеренные фигуры в этой общине. Г-жа Жданока ведет кампанию за свое избрание в атмосфере беспрецедентной политической мобилизации, проводимой радикальными русскими группами в Латвии.

Как это ни иронично, электорат, который, возможно, направит ее в Брюссель, в большинстве своем настроен антиевропейски. Во время недавнего референдума по вопросу вступления в ЕС русские избиратели Латвии в подавляющем большинстве высказались против членства в ЕС (тогда как латыши были в подавляющем большинстве за). Таким образом, избиратели г-жи Жданока посылают своего депутата в Брюссель как в "логово врага". Она заявляет, что станет работать с левыми партиями в Европейском парламенте и способствовать налаживанию сотрудничества между ЕС и Россией.

Г-жа Жданока до 1991 года была лояльным Москве депутатом последнего в Латвии Верховного Совета и членом ревизионной комиссии Центрального комитета Коммунистической партии Латвии, тоже до самого печального конца. В последние годы советской власти противники националистических движений в Прибалтике объединялись в так называемые "интернациональные фронты" (интерфронты), чтобы бороться с требованиями "националистов" об официальном статусе родного языка и о том, чтобы гражданство базировалось на показателях проживания.

Интерфронты и их сторонники пытались доказывать, что стремление к национальной государственности противоречит принципам "равенства" и "прав человека". Такой, в сущности, остается позиция группы г-жи Жданоки под названием "Равные права" даже сегодня.

На протяжении большей части последнего десятилетия ее группа тесно сотрудничала с Социалистической партией Латвии в Риге, наследницей твердолобого крыла Коммунистической партии, которой руководит Альфредс Рубикс, осужденный организатор советской карательной акции в Латвии в 1991 году. Г-жа Жданока и г-н Рубикс продолжают обрабатывать своих былых сторонников на предвыборных встречах в ходе кампании по выборам в Европейский парламент.

Эти радикальные круги, очевидно, не потеряли своего влияния в результате быстрого экономического роста Латвии и ее вступления в ЕС. Местные русские активисты в последние недели сумели организовать массовые демонстрации протеста против плана повышения до 60% доли учебных дисциплин, преподавание которых должно вестись на латышском языке, в общем числе дисциплин государственных средних школ, которые ведут обучение на русском языке.

Школьный вопрос подпитывает энергией избирательную кампанию г-жи Жданоки и связанные с этим попытки поляризовать политику Латвии на этническо-языковых началах. Это также дает ей возможность побороть умеренных этнических русских, некоторые из которых давно уже не согласны с ее конфронтационной тактикой. Повальное предоставление гражданства русскоговорящим жителям без всяких условий также является одним из важных политических требований, с помощью которого можно мордовать Латвию и Эстонию.

В действительности, гражданство предлагается практически всякому, кто за ним обращается (что убедительно рекомендуют сделать своим русским жителям правительства обеих стран), если эти люди могут доказать, что владеют основами эстонского или латышского языка. Разве стала бы реагировать по-иному в данном вопросе любая другая страна - член ЕС, если принять во внимание тот факт, что во всем мире владение национальным языком является предварительным условием получения гражданства?

Эти радикальные политики и их электорат подпадают под определение "русских левых", данное русским политологом Сергеем Карагановым лицам такого сорта в Прибалтике и в целом на постсоветском пространстве.

Между тем, однако, прибалтийские государства являются также свидетелями появления у себя лиц, которых можно было бы назвать "еврорусскими". Это люди, которые в самом деле желают присоединения к Европе и к современности. Им совершенно ясно, что русские в Прибалтике живут несравненно лучше, чем их соотечественники в России.

Эта многообещающая тенденция раздражает лидеров группировок вроде интерфронта в прибалтийских государствах. Этим лидерам нужны "русские левые", чтобы процветать и кормиться за их счет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.