'В 2004 году риск атаки на польскую валюту оцениваю как 1 к 3', - говорит в интервью 'Впрост' Рафал Антчак, эксперт Центра общественно-политических исследований. 'Злотый и венгерский форинт - это на сегодняшний день идеальные цели для атак спекулянтов', - к такому к выводу пришел в конце апреля Джордж Сорос, миллиардер, сделавший состояние на валютных спекуляциях. Результаты возможной атаки сильнее всех испытают обычные люди. Одна треть из 75,5 миллиарда злотых их долгов - это кредиты, полученные в иностранной валюте (чаще всего в евро); в прошлом году их стоимость повысилась почти наполовину. Понижение стоимости злотого означает, что придется платить более высокие ставки кредита.

'Десятипроцентное понижение стоимости злотого на переломе апреля и мая было бы главным эффектом атаки, готовящейся на польский валютный рынок', - выяснил 'Впрост'. Целью атаки должно было быть ослабление польской валюты до уровня 5-5,2 злотых за евро; подготовили ее инвесторы, работающие на нашем рынке при посредничестве заграничных банков. Атака не увенчалась успехом, потому что у одного из спекулянтов не выдержали нервы, и он продал евро уже за 4,9 злотых. Сегодня за евро мы платим 4,6 злотых. На этой неудачной операции заграничные спекулянты потеряли около 50 миллионов евро, поэтому они ждут возможности, чтобы отыграться.

Проба рынка

Спекулятивная атака заключается в продаже валюты, когда она дорога, что приводит к падению ее курса. Тогда выкупается ранее проданная валюта по более низкой цене; разница в цене - это выручка спекулянта. Официально трудно установить, кто спекулирует, потому что инвестирование проводится при посредничестве анонимных банковских счетов. В Польше заграничные спекулянты играют при посредничестве таких банков, как GoldmanSax, Citibank, Morgan Stanley, JP MorganChase, Merrill Lynch, Lyman Brothers, Deutsche Bank London, Comerzbank.

Схема атаки на валюту выглядит так: спекулянт берет взаймы валюту страны, которую планирует 'атаковать', затем продает ее на рынке. Потом старается убедить других инвесторов и всех, у которых есть данная валюта, действовать таким же образом (в результате падает стоимость денег). Именно к этому стремятся банковские аналитики в публичных речах (на жаргоне аналитиков такая практика называется 'проба рынка'). Если появится 'стадный эффект' (такие операции совершат многие), в игру включается Центральный банк. Он старается защитить стоимость родной валюты, покупая ее на средства валютного резерва. Когда у центрального банка не хватит валюты, он будет вынужден сдаться.

В свою очередь, это приводит к повышению процентных ставок - центральный банк 'стягивает' таким образом деньги с рынка. Спекулянты зарабатывают тогда в два раза больше. Во-первых, благодаря тому, что выкупили ранее проданную валюту по более низким ценам, а во-вторых, благодаря тому, что высокие процентные ставки позволяют выгодно вложить деньги.

Волки наблюдают

В 1992-1993 году были атакованы валюты всех стран ЕС, за исключением Голландии. Великобритания вынуждена была покинуть в связи с этим Европейскую систему обмены валюты. Известный миллиардер Джордж Сорос признался, что благодаря успешной атаке на британский фунт в 1992 г., он за несколько дней заработал свыше миллиарда долларов. Сегодня похожим атакам подвергаются три страны нашего региона (Чехия, Венгрия и Польша), финансовые рынки которых так велики, что их стоит атаковать. 'Именно среди них спекулянты будут искать страну с высоким дефицитом оборотных средств, высоким бюджетным дефицитом, большой инфляцией и малыми валютными резервами', - считает Джон Вакс, сотрудник MT Thaler, лондонского фонда повышенного риска (так называемого хеджингового - hedging).

'Некоторые экономисты сравнивают сегодняшних спекулянтов с волками, которые охотятся в лесу на более слабых и больных животных', - объясняет Ричард Мбэвэ, главный экономист Варшавской инвестиционной группы, одной из крупнейших польских фирм, работающих на валютном рынке.

Самой слабозащищенной страной нашего региона является Венгрия. Центральный банк понижает там процентные ставки, в то время как дефицит оборотных средств достигает 6% ВВП. Эту непоследовательную политику заметили спекулянты, которые в прошлом году многократно (в январе, июне, июле и декабре) атаковали форинт, что привело к повышению процентных ставок на 6 процентных баллов - до 12,5%. В последнее время процентные ставки стали понижаться, значит, повышается риск очередной атаки спекулянтов. Чешская крона в меньшей степени подвергается атаке. В прошлом году бюджетный дефицит достиг в Чехии 13% ВВП, но в этом году, вероятно, понизится до 6%. Дефицит оборотных средств составляет 7% ВВП. В Чехии есть большие валютные резервы - 27 миллиардов долларов США (в Венгрии только 10 миллиардов долларов), благодаря чему она не так сильно подвергается опасности атаки.

Железные нервы Бальцеровича

Злотый считается самой сильной валютой нашего региона. Последняя значимая атака на польскую валюту была 6-11 июля 2001 года. Цена евро повысилась тогда с 3,38 до 3,95, а доллар с 3,99 до 4,5. Сигналом к атаке была речь Лешка Миллера, тогдашнего лидера Союза демократических левых сил (SLD), кандидата на пост премьера, который сообщил, что 'за последние годы такой плохой финансовой ситуации еще не наблюдалось'. Одновременно появилась информация о замедляющихся темпах экономического роста. По мнению лондонских аналитиков, с которыми мы разговаривали, атакой на злотый руководил британский фонд MooreCapital. Атака не завершилась успехом, ибо весь рынок был нацелен на укрепление злотого, а это значит, что большинство инвесторов в Варшаве вложили свои деньги в нашей валюте. Когда обнаружилось, что злотый теряет стоимость, они быстро начали продавать польскую валюту.

Сегодня возможной атаке на злотый способствует высокий бюджетный дефицит (реально около 8% ВВП) и неустойчивая политическая ситуация. По мнению аналитиков, чтобы эффективно атаковать польский рынок, достаточно лишь полмиллиарда долларов. Благодаря банковским кредитам 0,5 миллиарда долларов США могут молниеносно превратиться в 5 миллиардов долларов! Крупнейшие группы, живущие на спекуляциях (например, фонд Quantum Сороса или Templeton из Великобритании), в состоянии почти сразу направить сумму в 1-5 миллиардов долларов на атаку польского рынка. Пока спекулянтов пугает высокий экономический рост, последовательная денежная политика Народного Банка Польши и железные нервы Лешка Бальцеровича, который для защиты злотого может использовать 35 миллиардов долларов из валютных резервов.