Евгений Примаков, бывший премьер-министр и министра иностранных дел России, специально для Asharq Al Awsat.

В минувший понедельник международная террористическая организация 'Аль-Каида' выступила с угрозами новых атак на Аравийском полуострове. В качестве непосредственных целей предстоящих операций были названы жилые здания, базы, транспортные средства, в особенности западные и американские авиакомпании.

События показывают, что Саудовская Аравия стала одним из главных регионов террористической деятельности 'Аль-Каиды'. Число терактов в этой стране за 2003-2004 годы превзошло число террористических вылазок 'Аль-Каиды' и примыкающих к ней группировок в европейских странах, США, не говоря уже о других арабских государствах, за исключением, естественно, Ирака, который находится под иностранной оккупацией.

Такая концентрация террористических усилий на территории Саудовской Аравии весьма показательна. Можно прийти к выводу, что экстремистские силы в нынешних условиях ставят своей целью подорвать устои существующего режима в этой стране. Собственно, террористы не скрывают своей цели. Об антирежимном характере, например, террористической акции 21 апреля нынешнего года, в результате которой был подорван комплекс государственных зданий в Эр-Рияде и убиты десятки полицейских, а также мирных жителей — саудовцев и иностранцев, прямо говорилось в заявлении террористической группировки, связанной с 'Аль-Каидой'.

Что стоит за такой направленностью террористических усилий? Единственным ответом на этот вопрос может стать вывод о том, что политика саудовского руководства пришла в прямое противоречие с деятельностью и планами экстремистских террористических организаций, входящих или группирующихся вокруг 'Аль-Каиды'.

Уже сама высылка Бен Ладена из Саудовской Аравии, а затем лишение его саудовского подданства могли бы быть расценены 'террористом номер один' как серьезное предупреждение. Но, очевидно, у 'Аль-Каиды' и Талибана оставались какие-то надежды на то, что все это лишь демонстрация, предназначенная для Запада, а они по-прежнему будут пользоваться своими связями в Саудовской Аравии, по-прежнему получать финансовые средства из благотворительных фондов при желательном нейтралитете властей.

Возможно, исламские экстремисты даже рассчитывали на то, что Саудовская Аравия станет одной из опор 'Аль-Каиды', которая, как известно, громогласно заявила о своей цели — создании 'исламского халифата' на территории всех стран с мусульманским населением.

Однако их ждало разочарование. Дело в том, что господствующая династия саудитов — 'хранительница двух главных святынь ислама' — никогда не придерживалась экстремистской линии. Безусловно, помыслы ее руководства были и сейчас направлены на укрепление исламского фундаментализма, но ни в коей мере не экстремизма, от которого фундаментализм отличается коренным образом.

В религиозно-политическом движении за создание исламского государства в Саудовской Аравии большую роль сыграл шейх Абд аль-Ваххаб. Он высоко почитаем в стране. Но ваххабизм в его крайних проявлениях никогда не рассматривался саудовским руководством в качестве официальной идеологии. Еще в 1946 году король Абд аль-Азиз сказал: 'Говорят, что мы — ваххабиты, но на самом деле мы мусульмане, следующие Книге Аллаха, сунне Его Посланника'.

Во время моей встречи с наследным принцем Абдаллой в январе 2003 года он практически повторил эти слова, подчеркнув, что в первую очередь саудовцы — сунниты. И совершенно не случайно, что верховный муфтий и Председатель Совета верховных улемов Королевства Саудовская Аравия Абдель Азиз аш-Шейх в своем заявлении осудил не только терроризм, но и религиозный фанатизм 'как явления, глубоко чуждые истинной сути исламского вероучения'.

Однако дело не только в идеологии. Саудовское руководство на практике отвергает терроризм, показывает свою несовместимость с экстремистскими кругами, которые действуют террористическими методами.

Почувствовав, что с саудовским режимом ей не по пути, 'Аль-Каида' решила с помощью терактов дестабилизировать обстановку в этой стране. В ответ в Саудовской Аравии были арестованы сотни людей, подозреваемых в причастности к террористической деятельности. Многие объявлены в розыск, проводятся спецоперации по выявлению нелегальных групп, усилен контроль над финансовыми потоками, которыми могли бы пользоваться международные террористические организации, установлен контроль за благотворительными фондами.

Судя по событиям, это не остановило террористов. Более того, Бен Ладен торопится. 'Аль-Каида' стремится сделать поистине ежедневными террористические выпады на территории Саудовской Аравии. За этим просматривается боязнь террористов, что будет 'упущено время'. Ведь наскоки на режим происходят тогда, когда растет популярность и авторитет Саудовской Аравии. Этому росту способствовал и вынужденный вывод из страны американских сухопутных воинских частей, и превращение королевства, выдвинувшего формулу 'мир за территорию', в одного из лидеров движениям за справедливое урегулирование на Ближнем Востоке, и принципиальная позиция Саудовской Аравии в отношении военной операции США против Ирака, и начатое движение за внутренние реформы.

Конечно, борьба между саудовскими властями и террористическими организациями еще далеко не завершена. Пособники экстремистов еще действуют в стране. Наследный принц, по словам его советника Аделя аль-Джубейра, предупредил всех, кто пытается оправдать терроризм религиозными верованиями, подчеркнув, что любой, кто это желает, является партнером террористов и его постигнет их судьба.