Учащиеся средней школы, иммигрировавшие в Израиль между 2000 и 2002 годом, чувствуют себя оторванными от еврейско-израильского общества и с трудом осваивают язык иврит.

Таков один из выводов исследования, проведенного социологом Мариной Низник. Оно станет предметом обсуждения на международной конференции 'Перспективы ассимиляции русскоговорящих евреев' в Университете Бар-Илана.

Низник проинтервьюировала 144 учащихся различных средних школ Израиля в возрасте от 15 до 18 лет. Все они приехали из стран СНГ в период между 2000 и 2002 годом, уже после того как прошел пик эпохи иммиграции.

На вопрос как они оценивают свою принадлежность, подавляющее большинство сказали, что ощущают себя русскими, хотя многие приехали не из России, а из Белоруссии и Украины. Незначительное число назвали себя евреями, а еще меньшее - израильтянами.

'До 11 лет я даже не знала о существовании еврейской нации или государства Израиль, - сказала одна девочка. - Как же я могу чувствовать себя еврейкой?'

'Я хожу в религиозную школу, и мне надоело скрывать тот факт, что я русская, - говорит другая девушка. - Меня стараются уговорить принять иудаизм, но я горжусь, что я русская. Было бы унизительно превратиться в кого-то, кем я не являюсь'.

Итоги этого исследования в корне отличаются от тех, что были получены Низник в ходе опроса школьников, приехавших в Израиль в 1990-е годы. Для них не существовало конфликта, связанного с национальной принадлежностью, - они называли себя русско-еврейскими израильтянами.

Ощутимая разница была и в ответах на вопросы, связанные с отношением к еврейской религии. Иммигранты 90-х, независимо от уровня соблюдения религиозных законов, считали, что иудаизм - неотрывная часть их личности, наряду с цветом глаз или волос. Прибывшие в 2000-х строго увязывают иудаизм с выполнением религиозных предписаний. Поскольку большинство из них вышли из семей, где не практиковались еврейские традиции, то им это кажется чуждым.

Иммигранты 2000-х находятся в большей социальной изоляции, чем репатрианты 90-х, и почти все признаются, что их социальную среду составляют такие же иммигранты.

Исследование показало, что школьники, прибывшие в последние годы, испытывают значительные трудности с изучением иврита. Большинство характеризуют свой уровень знания языка как 'ниже среднего', признаются, что плохо читают и пишут на иврите, а также не всегда понимают уроки на этом языке. 60 процентов опрошенных пожаловались на снижение результатов учебы, вызванное языковыми трудностями. Иммигранты 90-х знают иврит гораздо лучше.

По данным Низник, министерство просвещения выделяет бюджет на абсорбцию школьников-иммигрантов в расчете на каждого ученика. Поэтому более многочисленная волна репатриантов 90-х годов имела лучшие условия, включая специальные классы для обучения ивриту. Незначительное число приезжающих в последние годы не дает школам возможности финансировать необходимую помощь в освоении языка, что приводит к снижению уровня академической успеваемости.

Низник назвала еще одну причину специфических трудностей, переживаемых иммигрантами последних лет, в области освоения иврита. Она считает, что выпавшая на их долю необходимость осваивать новый язык в своих странах - переход с русского на украинский или белорусский в начальной школе - лишила их возможности достичь совершенства в каком-либо другом языке, включая иврит.

Автор исследования особо отмечает, что 90 процентов иммигрантов 1996 года были евреями, в 1975 году среди прибывших было 95 процентов евреев, тогда как из иммигрантов 2000 года евреи составляли всего 45 процентов.

С выводами доктора Низник полностью согласен профессор Университета Бар-Илан Зеэв Ханин, занимающийся исследованиями русскоговорящих еврейских общин. По его словам, 'различия между иммигрантами начала 90-х годов и конца 90-х ставят под вопрос саму способность последних ассимилироваться и абсорбироваться в израильском обществе'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.