Иногда даже незначительный эпизод может рассказать о многом. В апреле Госдепартамент США опубликовал ежегодный доклад 'Тенденции глобального терроризма', основанный на информации ЦРУ, ФБР и других служб. Там утверждалось, что количество терактов в 2003 году было самым низким с 1969 года.

Высокопоставленные сотрудники администрации назвали это свидетельством того, что Америка выигрывает войну с терроризмом. Однако социологи Алан Крюгер (Alan Krueger) и Дэвид Лейтин (David Laitin) нашли в докладе множество ошибок. В комментарии, написанном для газеты 'Washington Post', они указывают, что в нем не учитываются некоторые крупные теракты, например, ноябрьские взрывы в Турции, унесшие жизни 61 человека. Даже по собственным подсчетам Госдепартамента число 'значимых' терактов с 2002 по 2003 г. увеличилось.

На прошлой неделе департамент робко признал, что ошибки в докладе есть. В исправленной версии количество терактов в прошлом году возросло. Виноваты!

Этот смехотворный инцидент даст дополнительную пищу для обсуждения левым, считающим, что администрация регулярно и безнаказанно лжет. Я не думаю, что это действительно так. Подобный доклад не обманет и более-менее смышленого десятилетнего ребенка. Если бы Госдепартамент действительно хотел ввести нас в заблуждение, он не стал бы прикладывать к докладу список 'значимых' терактов, чтобы дать всем желающим возможность подсчитать их и найти ошибку.

Так что это свидетельство не двуличности, а некомпетентности. Очередное.

Когда в Госдепартамент пришла команда Буша, все полагали, что они будут осторожны, но компетентны. Вроде администрации Буша-старшего. Вместо этого, нынешняя администрация прекрасно показала себя при формулировке смелой политики, например, упреждения терроризма и распространения демократии, но выглядела ужасно, пытаясь проводить ее в жизнь. Только взгляните на неразбериху, в которую администрация превратила дипломатию перед вторжением в Ирак. Она даже не смогла заручиться поддержкой Турции.

Ничто так не доказывает ее 'безрукость', как речь вице-президента Ричарда Чейни в августе 2002 года, в которой он объявил об отсутствии необходимости возвращать инспекторов ООН в Ирак. А всего неделю спустя Джордж Буш попросил вернуть инспекторов, но его искренность подвергли сомнению. Ситуация не улучшилась и во время оккупации Ирака. Проконсул США Пол Бремер (Paul Bremer) ухитрился настроить против себя практически всех иракских политиков. Кто в Вашингтоне контролирует его жесткие решения было практически никогда не понятно. Ощущение неразберихи создавали и постоянные метания в таких вопросах, как роль ООН или Ахмеда Чалаби, отражавшие глубокий раскол в администрации.

Тем временем ей не удалось разработать последовательный подход к решению надвигающихся ядерных кризисов в Иране и Северной Корее. Приверженцы жесткого курса выступали за политику смены режима. Их противники предлагали заключить с Пхеньяном и Тегераном сделку. Вместо того, чтобы придерживаться одного из этих вариантов, президент колебался, а ядерное производство росло.

Так в чем же проблема? Все, с кем я беседовал, независимо от того, являются они членами правительства или нет, поддерживают республиканцев или демократов, указывали на плохое взаимодействие между ведомствами. Совет национальной безопасности (СНБ) должен координировать деятельность различных министерств и вырабатывать единую политику. Но свою функцию он не выполняет. Госдепартамент и министерство обороны постоянно спорят, и ни глава СНБ Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), ни ее заместитель Стивен Хэдли (Stephen Hadley) не желают или не могут принять решительные меры, чтобы их примирить.

Бесплодный поиск внутреннего консенсуса обычно заканчивается откладыванием сложных решений. Когда случаются неудачи, будь то неспособность предоставить точный отчет о наличии в Ираке оружия массового уничтожения или (более банально, но вряд ли более простительно) неспособность посчитать количество терактов в 2003 году, виноватых нет. Единственный высокопоставленный чиновник, покинувший свой пост - это Джордж Тенет (George Tenet). Но его поступок, похоже, был вызван давлением извне, а не со стороны президента.

Справедливости ради нужно отметить, что Райс и Хэдли приходится трудно, ведь они имеют дело с такими личностями, как министр обороны Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) и госсекретарь Колин Пауэлл (Colin Powell), не говоря уж об их упрямых заместителях, Поле Вулфовице (Paul Wolfowitz) и Риче Армитидже (Rich Armitage). В конце концов, призвать подчиненых к ответственности и заставить их работать вместе - это задача Буша. Но поскольку зачастую ему это не удается, появляются новые промахи.

Буш может слегка утешиться тем, что его герой Рональд Рейган (Ronald Reagan) был президентом при таком же бюрократическом хаосе, но это не помешало ему достичь главных целей - восстановления экономики и победы над коммунизмом. Однако Буш зайдет слишком далеко в своей игре 'Рейган возвращается', если решит перенять не только достоинства, но и недостатки 40-го президента США.

Автор статьи - старший научный сотрудник Совета иностранных отношений, ведет колонку в газете 'Los Angeles Times'. Его статья печатается здесь по отдельному соглашению с газетой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.