Президент Дж. Буш попытался представить себя преемником политического наследия Рональда Рейгана. Если он действительно хочет идти тем же политическим курсом, что и Р. Рейган, то размышления о той роли, которую сыграл покойный президент в международных делах, помогут извлечь важные уроки с тем, чтобы внести поправки в курс нынешней администрации.

Тысячи политических комментаторов воздали должное Р. Рейгану за его огромный личный вклад в дело окончания холодной войны. Р. Рейган бесспорно внес неоценимый вклад в подобный исход затянувшегося процесса противостояния. Между тем главной его целью по отношению к странам социалистического лагеря - и он неоднократно и настойчиво это повторял на протяжении двух сроков своего президентства - было распространение идей свободы и демократии на территории советской империи.

Он считал, что распространение этих идей пойдет на благо как народам, живущим под гнетом тирании, так и странам Запада, по отношению к которым со стороны диктаторских режимов исходила прямая угроза. Вот что он сказал по этому поводу в последний год своего пребывания на посту президента США: 'Без уважения прав человека не может идти речи о подлинной международной безопасности . . . Самая большая творческая и моральная движущая сила в новом мире, главная надежда на выживание и успех, мир и счастье - это свобода человека'.

Однако картина мира, какой ее себе представлял Р. Рейгана в посткоммунистическую эпоху, оказалось не до конца завершенной. В странах Восточной и Центральной Европы, Балтии и отдельных государствах на Балканах значительно укрепились позиции либеральной демократии. Однако диктаторы по-прежнему правят в Белоруссии, Центральной Азии, в отдельных районах Кавказа. Битва между диктатурой и демократией продолжается в России, на Украине, в отдельных странах Балкан и Кавказа. Самое большое значение исход этой неутихающей битвы имеет в России, поскольку если эта страна в конце концов скатится обратно к авторитарному правлению, все остальные страны региона опять окажутся в зоне прямой угрозы со стороны имперской державы.

Дж. Буша мало беспокоит главная цель, которую перед собой поставил Р. Рейган еще 20 лет назад. Р. Рейган, даже когда он воздавал должное советскому руководителю Михаилу Горбачеву за проведение курса политических реформ в Советском Союзе, предупреждал, выступая перед студентами МГУ в 1988 г.: 'Мы должны помнить, что реформа, которая не приобрела силу закона, всегда останется неполноценной, будет покоиться на зыбком фундаменте. Свобода всегда будет заглядывать ей через плечо. Привязанную птицу, сколь длинна не была веревка, всегда можно, дернув за эту веревку, вернуть к себе'. Даже на пике доверительных отношений между Соединенными Штатами и Советским Союзом в 1988 г. Р. Рейган не опасался им навредить, обращаясь к М. Горбачеву с настоятельными просьбами приложить еще больше усилий для обеспечения успеха реформ.

Рональд Рейган обладал даром провидца. Владимир Путин воспользовался тем, что реформы в России были плохо оформлены в законодательном отношении, чтобы дать задний ход демократическим преобразованиям. При этом Дж. Буш остается к этому безразличен. На протяжении последних четырех лет В.В. Путин закрыл все независимые печатные издания федерального значения, преследовал и задерживал активистов правозащитного движения, устроил фарс вместо выборов, продолжал вести бесчеловечную войну в Чечне. И при всем этом Дж. Буш почтительно называет его союзником в борьбе против международного терроризма и человеком, у которого правильный взгляд на будущее России, 'в которой будут торжествовать идеалы демократии, свободы и принцип главенства права'. Вместо того, чтобы говорить правду о крене России в сторону авторитарного правления, Дж. Буш, похоже, довольствуется тем, что поддерживает на хорошем уровне свои личные взаимоотношения с В.В. Путиным, даже если это происходит в ущерб его принципам. Прямо скажем, совсем не рейгановский подход к международной политике.

Р. Рейган никогда не менял своих принципов. Но он менял стратегические планы, когда убеждался в том, что избранный курс не давал ожидаемой отдачи. В первые годы пребывания у власти Р. Рейган прекратил любые контакты с советским руководством, полагая, что полная конфронтация была наилучшей стратегией для решения задачи по смене режима в Советском Союзе. Вскоре после того, как в 1982 г. Госсекретарем США стал Джордж Шульц, Р. Рейган все же сменил выбранный курс, остановив свой выбор на политике урегулирования отношений. После того, как Р. Рейган увидел в М.С. Горбачеве советского руководителя нового типа, он еще более активизировал шаги по сближению двух стран.

В отличие от него, Дж. Буш, похоже, не способен изменить политический курс и воспользоваться благоприятными возможностями, в т.ч. шансом, который ему был предоставлен событиями 11 сентября. Однако, в силу иронии, программа по урегулированию спорных вопросов и установлению доверительных отношений сегодня куда как менее насыщена и амбициозна, чем та, над выполнением которой в свое время трудились Р. Рейган и М.С. Горбачев. Вместе с М.С. Горбачевым Р. Рейган добился радикального сокращения ядерных вооружений. Дж. Буш, похоже, всецело сосредоточился на разработке новых типов ядерного оружия и посему не стремится к заключению новых договоров с российской стороной. Р. Рейган призывал к увеличению обменов между русскими и американцами. В бюджете у Дж. Буша заложено сокращение ассигнований на подобные контакты. Дж. Бушу даже не удалось отменить ряд пережитков 'холодной войны' подобных поправке Джексона-Вэника к Закону о торговле от 1974 г. (согласно которой торговый статус России был напрямую увязан с эмиграцией евреев из СССР, хотя подобной проблемы уже давно не существует) - и все из-за разногласий с Россией по поводу экспорта куриного мяса.

Короче говоря, дальновидности в политике Дж. Буша по отношению к России явно не хватает. Последний и самый важный урок, который следует извлечь из политического наследия Р. Рейгана, заключается в том, что ему и его администрации в конце концов удалось убедить Советский Союз в необходимости установления контроля за вооружениями, но это было сделано не за счет отказа от политики защиты прав человека и продвижения идей демократии. Р. Рейган хорошо понимал, что компромисса между продолжением политики контроля над вооружениями (говоря сегодняшним языком, речь может идти, допустим, о совместной борьбе с международным терроризмом) и настойчивыми требованиями соблюдения прав человека и проведением демократических реформ, быть не может. Дж. Шульц по этому поводу пишет в своих мемуарах следующее: 'Мы были полны решимости не допустить того, чтобы советская сторона замкнула наши переговоры исключительно на вопросах, связанных с контролем над вооружениями. Поэтому мы последовательно пытались расширить повестку дня, дополнив ее вопросами, связанными с соблюдением прав человека, вопросами региональной политики, контролем над вооружениями, и вопросами двусторонних отношений'.

В том случае, если Дж. Буш стремится выстроить свою внешнюю политику как продолжение политики, проводимой Р. Рейганом, он, как и его предшественник, должен применить стратегию взаимоувязки. У Соединенных Штатов имеются стратегические интересы, которые требуют взаимодействия с Россией. Речь идет об уничтожении и контроле над российским ядерным арсеналом, включении России и стран Евразийского региона в международные организации по экономическому сотрудничеству и безопасности, разработке месторождений жидких углеводородов и строительстве трубопроводов на евразийской территории с тем, чтобы уменьшить зависимость Запада от нефти, поступающей с Ближнего Востока. И если наш президент желает идти путем, начертанным Р. Рейганом, он должен обеспечить реализацию этих интересов США в тесной взаимоувязке с вопросами продвижения демократических реформ и защиты прав человека в России, а также укрепления суверенитета и демократии в соседних с Россией государствах.

Наш автор - сотрудник ин-та им. Гувера, профессор политологии Стэндфордского университета, соавтор работы 'Власть и Цель: Политика США в отношении России после завершения 'холодной войны'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.