Центральная Азия не имеет выхода к морю и не так густо населена, чтобы о ней помнили в мире постоянно. Действительно, о ней часто забывают, но не во времена кризисов, когда этот регион превращается в поле, на котором проходит очередной тайм Большой Игры между сверхдержавами. Соединенные Штаты обратили внимание на Центральную Азию после террористических актов 11 сентября 2001 года, так как Вашингтону требовалась поддержка стран, граничащих с Афганистаном, в его войне против движения 'Талибан'.

Сейчас на это дипломатическое поле возвращаются Китай и Россия. Они возродили угасшую было активность Шанхайской организации сотрудничества, в которую также входят Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан. Вчера лидеры этих стран собрались на саммит в столице Узбекистана Ташкенте, также пригласив на свою встречу президента Афганистана Хамида Карзая.

Этот саммит стал не просто попыткой создать противовес американскому влиянию в регионе. Российский и китайский лидеры Владимир Путин и Ху Цзиньтао проявляют совершенно законную обеспокоенность проблемой распространения исламского терроризма; кроме того, их правительства серьезно заинтересованы в разработке центральноазиатских запасов нефти и газа.

Китай, которому для подпитки своей экономической революции необходим огромный объем энергоносителей, недавно подписал с Казахстаном соглашение о строительстве 1200-километрового нефтепровода в западную часть страны, а российская компания 'Лукойл' заключила контракт на разработку запасов газа в Узбекистане, стоимость которого оценивается в 1 миллиард долларов.

В странах Центральной Азии не любят, когда их учат жизни, и это относится как к их могущественным соседям из России и Китая, так и к более отдаленным Европейскому Союзу и Соединенным Штатам. В апреле представители Узбекистана с негодованием отменили свой доклад на ежегодной сессии Европейского банка реконструкции и развития, который приостановил предоставление кредитов этой стране в связи с нарушениями там прав человека.

Таким лидерам, как узбекский президент Ислам Каримов, должно очень понравиться, что и господина Путина, и господина Ху больше интересуют не нарушения прав человека и коррупция, а нефть и исламский экстремизм. Даже президент США Джордж Буш, несмотря на то, что его Госдепартамент что-то проблеял по этому вопросу, не обращает внимания на бросающуюся в глаза ситуацию в странах Центральной Азии, так как слишком занят продолжением войны с международным терроризмом. А на вопрос, разумно ли продолжать нянчиться с диктаторами, пытаясь обеспечить политическую стабильность и экономический прогресс, тут же следует ответ: обратный путь не доказал своей эффективности ни на Ближнем Востоке, ни в Африке, и нет никаких признаков того, что в Центральной Азии он сработает лучше.

Хотя в Казахстане и произошли некоторые - хотя и незначительные - перемены к лучшему, режим Узбекистана, самого густонаселенного государства в регионе, остается репрессивным, а его политическая система - нестабильной. В марте этого года 47 человек погибли во время террористических актов, ответственность за которые узбекские власти возложили на боевиков, связанных с 'Аль-Каидой'.

На вчерашнем саммите обсуждалось выделение Китаем кредитов центральноазиатским странам на 900 миллионов долларов; также был учрежден региональный антитеррористический центр. Таким образом, подтверждается тезис, что эта встреча стала очередным проявлением Большой Игры. Однако, как говорил об Афганистане 19-го века британский путешественник Артур Конолли (Arthur Conolly), это должна быть 'честная игра'. Пока что верится с трудом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.