Новая 'большая игра' окончена: она завершилась вничью.

Попытка России монополизировать контроль над маршрутами транспортировки энергоносителей Каспийского региона закончилась неудачей. Сооружение трубопровода 'Баку-Джейхан', в особенности, гарантирует, что не вся каспийская нефть пойдет на Запад через территорию России. С другой стороны, транспортировка центральноазиатского газа остается под единоличным контролем российской газовой монополии - 'Газпрома': как и в советские времена, он пойдет по маршрутам, находящимся в руках России.

Москва не в состоянии полностью предотвратить проникновение США в Центральную Азию. Однако, учитывая традиционную зависимость руководства центральноазиатских государств от Москвы, Россия в обозримом будущем сохранит за собой статус 'тяжеловеса' в этом регионе.

Ни та, ни другая сторона больше ничего не добьется в результате геополитического соперничества, однако партнерство может принести им большие преимущества.

Учитывая масштаб обязательств Америки в области безопасности по всему миру, для Вашингтона как никогда важна диверсификация поставок энергоносителей. Россия также немало выиграет от сотрудничества с Западом в области разведки и эксплуатации месторождений, а также транспортировки энергоносителей Каспийского региона. Западные технологии и инвестиции имеют ключевое значение для реализации планов России по получению максимальных доходов за счет высоких цен на нефть в тот период, когда сектора российской экономики, не связанные с энергоносителями, борются за повышение конкурентоспособности.

Идиотское и тупиковое представление о том, что в регионе имеется такое-то количество баррелей нефти, за которые региональным державам необходимо бороться, отличается опасной близорукостью, особенно в тот момент, когда 'голод' на энергоносители во всем мире так быстро усиливается, и для поставок сырья на рынок требуется все больше и больше трубопроводов и экспортных маршрутов.

Соединенные Штаты, Европейский Союз, Китай, Россия и ее соседи по Каспийскому региону должны рассматривать прикаспийскую зону как единый интегрированный рынок. Они должны начать всеобъемлющий 'евразийский диалог' в области энергоносителей, способный объединить главных внешних инвесторов - США и ЕС - и ключевых региональных игроков, особенно Россию, Азербайджан и Казахстан.

Одним из элементов этого диалога должны стать экономические вопросы: поощрение прямых инвестиций в те сферы, где они способны принести наибольшую отдачу. Совместные проекты с объединением навыков, ресурсов и активов западных, азиатских и российских корпораций способны ввести в оборот новые месторождения энергоносителей, которые в противном случае останутся неиспользованными. Создав у всех игроков, включая Китай, заинтересованность в успехе подобного предприятия, можно будет сократить риск монополизации новых проектов любой из сторон, и придать всем государствам статус 'гарантов' поддержания статус-кво в Евразии.

Другим предметом для диалога должны стать проблемы в области региональной безопасности, способные создать угрозу для прямых инвестиций. Чеченские мятежники изо всех сил стремятся перенести военные действия в районы юга России, имеющие жизненно важное значение с точки зрения транспортировки каспийских энергоносителей. Угроза насилия со стороны исламских экстремистов заставляет авторитарные режимы в Центральной Азии еще больше 'закручивать гайки'.

Чтобы привлечь инвестиции в энергетические проекты, государствам следует также усилить борьбу с влиянием организованной преступности. Особую опасность для социально-политической стабильности, необходимой для осуществления долгосрочного международного инвестиционного проекта в сфере энергоносителей представляют 'дырявые' границы, контрабанда и наркоторговля.

Тем не менее, возможности для американо-российского сотрудничества в области безопасности в Центральной Азии пока не используются. В Кыргызстане как США, так и Россия имеют военные базы, очевидно, призванные служить одной и той же цели: предотвращению распространения исламистского терроризма в Центральной Азии. Однако механизм совместных действий у американских и российских войск отсутствует - у них нет даже возможности связаться друг с другом по сотовым телефонам.

Реализация предложения о создании совместной американо-российской базы в рамках партнерства 'Россия-НАТО', в поддержку которого публично высказывается президент Кыргызстана Аскар Акаев, заложила бы основу для практического сотрудничества, которое в дальнейшем можно было бы распространить как на страны, где основным источником внешнего влияния является Россия (например, Армению), так и на государства, стремящиеся к большей интеграции в евроатлантические структуры, такие как Грузия, Узбекистан и даже Азербайджан.

Потенциалы России и Запада в области разведки дополняют друг друга. У России по-прежнему существует самая эффективная сеть контактов в странах Евразии. Уже предпринимаются первые шаги по координации сбора разведданных за счет сочетания российского потенциала в области агентурной разведки с техническими возможностями США. Россия и западные страны должны создать новую организацию в сфере безопасности на основе Совета 'Россия-НАТО', которая займется формированием совместных институтов для решения общих задач, связанных с безопасностью.

Соединенные Штаты и Россия уже продемонстрировали способность к результативному взаимодействию в сфере безопасности, в частности, способствуя урегулированию противостояния между президентом Грузии Михаилом Саакашвили и Асланом Абашидзе.

В последнее время в России и Армении возникли опасения, что дополнительные доходы Азербайджана за счет увеличения объемов добычи и транспортировки углеводородов могут быть использованы для новой эскалации насилия в спорном Нагорно-Карабахском регионе.

Совместные операции в Боснии и Косово, где российские и натовские войска впервые объединили усилия для поддержания мира, создают прецедент, позволяющий распространить подобное сотрудничество на потенциальные 'горячие точки', где может возникнуть нестабильность, угрожающая как российским, так и западным интересам.

В мире найдется немного регионов, где партнерство между Россией и Западом позволяет добиться больших взаимовыгодных результатов в сфере экономики, политики и безопасности, чем в Центральной Азии. Успешное сотрудничество в этом регионе будет способствовать полезным партнерским отношениям между Россией и Западом в других областях, например в сооружении новых трубопроводов для транспортировки энергоносителей из Сибири в Тихоокеанский регион. Если же возможности, связанные с таким партнерством, будут упущены, это создаст угрозу стабильности в регионе, крайне важном как с точки зрения 'войны с терроризмом', так и для эксплуатации новых источников энергоносителей.

Ян Бреммер - председатель 'Евразийской группы' (Eurasia Group) и старший научный сотрудник Института мировой политики (World Policy Institute). Николас Гвоздев - ответственный секретарь журнала 'The National Interest'

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.