Бостон, 28 июля 2004 г. - Слишком осторожные политики считают, что самая лучшая защита это ненападение. Чтобы не дай Бог не обидеть кого-нибудь из своего электората, Джон Керри (John Kerry) честно обругал все существующие точки зрения по трем основным социальным проблемам в Америке.

1. Керри говорит, что он против применения смертной казни - за исключением тех случаев, которые связаны с террористической деятельностью.

Для большинства американцев, которые верят в то, что государство никогда не должно лишать человека жизни, такая двойственная позиция Джона Керри не имеет под собой оснований. Непонятно, зачем тогда вообще говорить о том, что общество не имеет права приговорить к смерти насильника-убийцу, чья вина доказана анализом ДНК, серийного убийцу, признавшегося в содеянных преступлениях, или диктатора, обвиняемого в геноциде против своего народа, если тут же делается оговорка, что смертная казнь - вопрос решенный, когда мотив убийцы заключается в том, чтобы вселять ужас и сеять панику.

Вы можете занять твердую и честную позицию в отношении смертной казни, как это сделал бывший губернатор штата Нью-Йорк Марио Куомо (Mario Cuomo), невзирая на политические последствия, но как только вы начинаете говорить двусмысленно или уклончиво, делая всевозможные исключения в зависимости от сложности проблемы или степени общественного страха, вы подрываете свою собственную моральную позицию.

2. Долгое время Керри считал себя защитником права женщин на аборт, но в последнее время обнаружил в себе убежденность в том, что 'жизнь начинается при зачатии'.

Сторонники позиции выбора считают, что жизнь начинается при рождении, и женщина имеет право избавиться от плода в любой момент во время беременности. Люди, выступающие решительно против такого подхода и склоняющиеся к позиции жизни, убеждены, что жизнь начинается при зачатии, и аборт эмбриона или зародыша сродни убийству.

Несмотря на то, что противоборствующие стороны не пришли к единому мнению относительно того, когда начинается жизнь, они, по крайней мере, знают суть проблемы. Вам может быть близка позиция выбора и отсутствие ограничений на аборт, или вы можете быть сторонником позиции жизни и введения абсолютных ограничений, или, как большинство американцев, согласиться с существующим законодательством, запрещающим аборт на поздней стадии беременности. Но большинство людей находят непонятным с точки зрения логики позицию, объединяющую в себе одновременно обе крайности.

Все это имеет отношение к сегодняшним дебатам о федеральном финансировании исследований стволовых клеток. Если вы считаете, что жизнь начинается при зачатии, у вас есть все основания утверждать, что деньги налогоплательщиков не должны идти на организацию частной поддержки медицинских исследований по извлечению стволовых клеток из крошечных зародышевых пузырьков, все равно обреченных на гибель.

Джон Керри развернул целую кампанию в своем стремлении увеличить финансирование этих, по его убеждению, легальных исследований. Это как раз та позиция (и я в числе ее сторонников), которая может принести кандидату в президенты большое количество голосов, но он не может позволить себе отречься и от противоположного утверждения о том, что 'жизнь начинается при зачатии', на тот случай, если вдруг почувствует ошибочность позиции жизни и необходимость отречься от нее. Его шараханья из стороны в сторону по-прежнему продолжаются.

3. Джон Керри утверждает, что он, с одной стороны, против однополых браков, но с другой, также против принятия поправки к Конституции, которая бы запрещала их. Его позиция: пусть эта проблема решается на уровне штатов.

Исследователи общественного мнения считают этот ловкий маневр весьма удачным. Однако Верховный суд в таком случае может объявить неконституционным Акт об охране брака, подписанный Биллом Клинтоном (Bill Clinton). Если же этого не произойдет, то верховные судьи должны решить какие браки в каких штатах являются законными, а какие нет. В итоге для того, чтобы отменить принятое ими решение все равно потребуются изменения в Конституции и голоса большинства населения.

И здесь Керри снова включает свой маятник. Он может сказать, что не является сторонником однополых браков, и получить поддержку большей части электората, в то же время говоря о свободе личности и праве на самоопределение (что тоже является весьма популярным). В отличие от него Джордж Буш занял твердую отрицательную позицию и намерен воплотить ее в государственном законодательстве, предварительно проведя через Конгресс.

Какие выводы можно сделать из обсуждения этих трех проблем? Какую разницу мы увидим в стиле государственного руководства двух кандидатов в президенты?

Что касается смертной казни, то Буш за ее применение, Керри так и не смог до конца определиться. Что касается абортов, то Буш снова за запрет, а Керри предпочел включить маятник. По вопросу об однополых браках Буш выступает демонстративно против, в то время как Керри против лишь на словах и чрезвычайно ловок в нахождении доводов, позволяющих ему уклоняться от прямого ответа.

Случилось так, что лично я не разделяю взгляды Джорджа Буша относительно смертной казни, предпочту компромисс Верховного суда во всем, что касается абортов, и снова не соглашусь с действующим президентом по вопросу об однополых браках. Но нужно признать, что во всех трех случаях американский лидер занимает твердую позицию. Буш не старается быть, перефразируя библейскую фразу, всем для всех.

С другой стороны непостоянство Джона Керри беспокоит всех, кто хотел бы получить во главе государства заслуживающее доверия руководство. Лично я не собираюсь смотреть завтра его официальное заявление о согласии на выдвижение в качестве кандидата на пост президента лишь для того, чтобы послушать новые военные байки, восторги клинтоновской толпы или неожиданные приступы красноречия. Для меня будет достаточно услышать, что Джон Керри перестал колебаться и определился в своих взглядах.