Совсем недавно мы постоянно сталкивались с намеком на появление гигантской опасности для всей планеты: 'Когда Китай проснется. . .'. Сегодня мы знаем, что эта громадная страна уже пробудилась, и теперь самое время задаться вопросом о том, как повлияет столь поразительное возрождение на ход всей мировой истории.

Демографический колосс, население которого составляет 1300 миллионов человек, вступил на путь экономических реформ лишь в 1976 году после смерти Мао Цзэдуна (Mao Tse Tung), но особенно переход на новый курс стал заметен после прихода к власти в 1978 году Дэн Сяопина (Deng Xiaoping). Предложенная им модель развития, основу которой составили огромный рынок плохо оплачиваемой рабочей силы, массовое строительство занимающихся сборкой продукции из готовых деталей предприятий, экспорт дешевых товаров и приток иностранных инвестиций, долгое время считалась 'достаточно примитивной', типичной для отсталой страны, управляемой железной рукой единственной партии. Всем было известно, что даже настолько необходимый для Китая контроль над рождаемостью осуществлялся авторитарными методами.

Тем не менее, по-прежнему остающийся коммунистическим Китай не только перестал вселять страх, но в обстановке глобализационной эйфории даже стал считаться настоящей находкой для всполошившихся инвесторов, которые, уволив миллионы рабочих, сотнями перемещали туда свои предприятия. Прошло не так много времени и, благодаря созданной вдоль морского побережья сети 'особых экономических зон', Китай превратился в серьезного экспортера, возглавляющего списки мировых лидеров по продаже текстильной продукции, обуви, галантереи, бытовой техники и игрушек. Китайские товары заполонили весь мир. И особенно рынок Соединенных Штатов, что привело к громадному разрыву: в 2003 году коммерческий дефицит Америки в торговле с Пекином достиг 130000 миллионов долларов! (1).

Расцвет экспортной торговли привел в свою очередь к небывалым темпам роста экономики, которые на протяжении уже двух последних десятилетий ежегодно составляют более 9% (2). Для миллионов китайских семей подобный 'рыночный демократический коммунизм' означал увеличение покупательской способности и уровня жизни (3). Кроме того, указанная тенденция сыграла положительную роль в становлении настоящего китайского капитализма. Следуя тем же курсом, правительство приняло решение о необходимости скорейшей модернизации страны и создания расширенной инфрастуктуры: строительства аэропортов, морских портов, дорог, железнодорожных путей, мостов, водохранилищ, небоскребов, спортивных сооружений к Олимпийским играм 2008 года, которые должны пройти в Пекине, павильонов к шанхайской международной выставке 'Экспо-2010' и т.д.

Подобное строительное безумие и потребительская лихорадка, охватившая китайцев, привели к тому, что экономика страны приобрела новый размах: за короткий период времени Китай, прежде пугавший всю планету и казавшийся ей гигантом-экспортером, оккупирующим мировой рынок, превратился в крупного импортера, неутолимая прожорливость которого также вызывает серьезные опасения. В прошлом году Китай оказался на лидирующих позициях по импорту цемента (55% мирового производства), угля (40%), стали (25%), никеля (25%), алюминия (14%). Китай стоит на втором после Соединенных Штатов месте по объему импортируемой нефти. Подобный рост объема импортируемой продукции привел к стремительному повышению цен на мировом рынке и, прежде всего, нефтяном.

Принятый в 2001 году в члены Всемирной Торговой Организации (ВТО) Китай на настоящий момент представляет собой одну из крупнейших мировых экономик, занимая шестую позицию в мировом рейтинге (4). Китайская экономика влияет на развитие всей планеты, и любые изменения в ней сказываются на всей мировой экономике. 'Несмотря на столь быстрый рост нашей страны, - оценивает ситуацию премьер-министр Китая Вень Цзябао (Wen Jibao), - мы по-прежнему остаемся развивающимся государством, и потребуется еще лет пятьдесят, чтобы при нынешнем темпе экономического роста мы смогли стать среднеразвитой страной' (5).

При этом, если Китай действительно сумеет сохранить нынешние темпы роста, то к 2041 году он обгонит Соединенные Штаты и превратится в крупнейшую экономическую державу в мире (6), что неизбежно приведет к существенным изменениям в геополитике. Это означает, что, начиная с 2030 года, Китай станет потреблять такое же количество энергии, что Соединенные Штаты и Япония вместе взятые. Кроме того, не имея возможности удовлетворить свои столь громадные потребности за счет нефти, Китай окажется вынужденным к 2020 году удвоить количество получаемой им атомной энергии и построить в течение ближайших 16 лет две новые атомные электростанции. . .

Несмотря на то, что в 2002 году Пекин ратифицировал Киотский протокол, страна уже сегодня занимает второе место по объему выбрасываемых загрязняющих веществ. И в ближайшее время Китай окажется уже на первой строчке, потому как выбрасывает в атмосферу огромное количество газов, что грозит привести к серьезным климатическим изменениям.

В этом смысле Китай можно рассматривать в качестве примера из учебника и предтечу ситуации, которая в скором времени затронет Индию, Бразилию, Россию или Южную Африку: каким образом вывести миллионы людей из состояния экономической недоразвитости, не применяя при этом западную модель потребительства и производства, негативно отражающуюся на нашей планете и всем человечестве в целом?

(1) См. 'Quand la Chine eternuera. . .', Cyclope, Les marches mondiaux 2004 (под ред. Philipe Chalmin, Economica, Paris, 2004).

(2) 9,7% за первое полугодие 2004 года.

(3) В 2003 году ВВП на душу населения составил 4690 долларов.

(4) Китай находится на 6-ой позиции между Великобританией и Италией, после Соединенных Штатов, Японии, Германии и Франции, и должен войти в состав 'Большой восьмерки', членами которой, кроме упомянутых стран, являются также Россия и Канада.

(5) 'El Pais', Мадрид, 06-06-2004.

(6) По утверждению аналитика Мариам Хелили (Maryam Khelili), к середине нынешнего столетия список самых процветающих стран мира будет выглядеть следующим образом: Китай, Соединенные Штаты, Индия, Япония, Бразилия и Россия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.