Сложно поверить, что среди нескольких тысяч существующих политиков демократы не смогли найти более выдающейся кандидатуры, нежели Джон Керри (John Kerry). Надо полагать, этот, ставший результатом тщательного отбора, субъект в итоге окажется более значительной фигурой, чем кажется, потому как в ином случае - в случае отсутствия более блестящей кандидатуры - можно говорить о закате такого биологический вид как политики.

Или, если быть конкретнее: можно говорить о проблемах мужской жизнестойкости, связанных с причинами либо интимного характера, либо же с невысокими баллами, полученными за учебу, начиная со школы и заканчивая университетом. Армстронга (Armstrong), в шестой раз выигравшего 'Тур де Франс' после вынужденной операции на интимных частях тела, можно считать исключением, подтверждающим правило: любое лидерство проходит через критические моменты так или иначе связанные с проблемами чисто мужского характера.

Эта проблема явно проявилась еще на прошлых президентских выборах. Американцы должны были сделать выбор: либо страна попадала в руки Ал Гора (Al Gore), - представителя того же блекловатого подвида, что и Керри - либо оказывалась лицом к лицу с Бушем, тестостероновая патология которого требовала незамедлительного хирургического вмешательства. Получалось, что оба кандидата олицетворяли собой ту или иную проблему чисто мужского характера.

Так почему бы в качестве кандидата на пост президента не выдвинуть женщину? Мы с легкостью можем отдать предпочтение женам практически каждого из нынешних политических лидеров. Самым лучшим из кандидатов на пост президента Соединенных Штатов, вне всякого сомнения, была бы Хиллари Клинтон (Hillary Clinton). Но при этом и супруга Путина, и супруга Блэра (Blair), и супруга Сапатеро (Zapatero) кажутся куда более сильными личностями, чем их мужья. Не пришло ли время поменяться местами? Положительная дискриминация настолько омерзительна, что вынуждает женщин занимать те ниши, которые мужчины освобождают им из жалости. Не выглядит ли эта ситуация таким образом, что уступая женщинам 50% своих позиций, мужчины тем самым преграждают 'слабой половине' путь к стопроцентной их оккупации?

В одном из французских журналов мне довелось прочитать, что, 'если ничего не предпринимать', то в ближайшие 15 лет на 100 мужчин-выпускников университетов будет приходиться 155 женщин, получивших высшее образование. А разница между одним числом и другим будет представлена подвидом скучных серых личностей типа Керри, которые постепенно будут вытесняться из борьбы как мягкотелые, тающие в воде интеллигенты. А в это время женщины-носительницы хороших задатков будут выжидать, не выпадет ли им счастливый билет в той благотворительной лотерее, что организует не упоминаемый вслух сильный духом феминизм.