'Очень доволен' и 'в согласии с собой' - таково сегодня настроение федерального канцлера. Это касается как внутренней, так и внешней политики (FAZ от 10 июля). В ходе своего недавнего визита в Россию Шредер очень ясно продемонстрировал всем окружающим свой внутренний мир, высказавшись по делу ЮКОСа. В расслабленной манере истинного государственного мужа канцлер назвал эту историю внутренним делом России и отметил, что происходящее соответствует нормам правового государства. Он, Шредер, не совсем понимает, почему в Германии все это вызывает такие споры.

До каких пор немецкие власти будут закрывать глаза на то, как затребованная самим Путиным демократическая система в России втаптывается в грязь? Сначала была война против Чечни, противоречащая международному праву, потом пресловутые нарушения свободы прессы и мнений, а теперь еще дело ЮКОСа - комедия, которая своей псевдоправовой хореографией напоминает некоторым показательные процессы мрачных советских времен. Режиссер этой постановки - новый русский царь Владимир Путин, главный санитар нации, современный Геракл, который сам себе поставил задачу очистить российские авгиевы конюшни от криминальных капиталистов. Удивительно только, что эти набравшие силу при Ельцине финансовые магнаты превращаются в преступников только после того, как становятся неудобными для Путина, то есть оказывают финансовую поддержку политическим противникам Кремля или даже сами решают заняться политикой.

Федерального канцлера все это мало волнует. Недолго думая, нарушения права объявляются внутренним делом России, а правовые принципы приносятся на алтарь экономических интересов. Герхард как рупор своего закадычного друга Владимира. Бездумно перенимая путинскую терминологию в отношении внутрироссийского дела ЮКОСа, Шредер тем самым одобряет методы Путина. Это чудовищное отсутствие инстинкта для демократического политика.

Было бы роковым заблуждением считать, что отказ от критики пойдет на пользу деловым интересам Германии. Тактические расчеты, предстающие в форме простодушного стремления польстить друг другу, здесь не уместны - слишком серьезна тематика. Разве, говоря о германо-американских отношениях, немецкие социал-демократы не произносят стереотипную фразу по поводу того, что сильное партнерство может и должно выдерживать критику? Почему же тогда этого нельзя сказать в отношении России и президента Путина, дружбой с которым так славен канцлер?

Задним числом можно повторить за известным философом: лучше бы он молчал и дальше. Партнер Шредера по правящей коалиции, председатель партии 'зеленых' Бютикофер, выразился еще более ясно. По его словам, российская юстиция 'с самого начала находилась в вопиющем противоречии с понятием о правовом государстве'.