Астана. Частная компания не испытывает никаких затруднений, работая в богатой нефтью стране с диктаторским правительством. Но когда эта компания пытается продать свои главные активы, правительство решает, что ему следует усилить свой контроль над "черным золотом". Эта компания возмущается - и ее обвиняют в уклонении от уплаты налогов.

Хотя все это напоминает сагу о российской компании "ЮКОС", данный сценарий разыгрывается в соседнем Казахстане между правительством авторитарного президента Нурсултана Назарбаева и английским энергетическим гигантом "BG Group". Девятнадцатого июля с.г., приведя в свое оправдание результаты мартовского аудита, финансовая полиция Казахстана обвинила местное дочернее предприятие BG, компанию "BG Карачаганак", в том, что та не заплатила таможенные пошлины в сумме 5,4 млн. долл. США на сжиженный природный газ, который она произвела в период 2001-2003 гг. и продала покупателям в России. BG утверждает, что эти обвинения совершенно беспочвенны, а ее генеральный директор Фрэнк Чэпман (Frank Chapman) на прошлой неделе принизил значимость обвинений, назвав их "рутинным спором". И все же этот шаг наполнил инвесторов страхом, что г-н Назарбаев, возможно, украл страничку из сценария российского президента Владимира Путина и пытается укрепить государственный контроль над энергетическими ресурсами страны.

В отличие от генерального директора компании "ЮКОС" Михаила Ходорковского, который остается за решеткой в Москве, никому из руководства компании "BG Карачаганак" не угрожают арестом. Кроме того, ставки таможенных пошлин в Казахстане сегодня значительно ниже, чем в России. На прошлой неделе мировые цены на нефть взлетели до рекордно высокой отметки, после того как российские власти заявили компании "ЮКОС", что ей придется заглушить нефтяные скважины, если она не найдет денег, чтобы заплатить недоимки по налогам в сумме 3,4 млрд. долл. Хотя позднее власти пошли на попятный и дали компании "ЮКОС" месяц, чтобы найти деньги, рынок остался встревоженным. В Казахстане речь идет о каких-то 5,4 млн. долл. Однако настроения в Астане, аскетичной, наполовину построенной новой столице Казахстана, остаются тревожными. "Заниматься здесь бизнесом - все равно, что договариваться с ветром", - говорит один директор западной нефтяной компании.

Любопытен выбор момента для предъявления обвинении компании BG, буквально через какие-то недели после того, как казахское правительство объявило о своем намерении купить долю акций BG в многонациональном консорциуме, который имеет контракт на разработку одного казахского нефтеносного месторождения в северной части Каспийского моря - крупнейшего запаса нефти и природного газа, который был открыт в последние 30 лет. По данным Агентства США по энергетической информации (U.S. Energy Information Administration), Казахстан имеет запасы нефти порядка 9-13 млрд. баррелей (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л). Хотя ожидается, что нефть начнут экспортировать не ранее 2008 года, Казахстан к 2015 году, возможно, будет способен добывать более 1 млн. баррелей нефти в сутки, и тогда эта страна войдет в первую пятерку мировых нефтедобытчиков. Она может стать жизненно важным источником нефти для Запада, в особенности, если сохранятся политические игры вокруг маршрутов транспортировки нефти из России, с Ближнего Востока и из Нигерии.

Правительство Назарбаева дало понять, что оно хочет играть более активную роль в распоряжении этими громадными запасами. В 2003 году оно своим указом объявило, что государственная нефтяная компания "КазМунайГаз" должна иметь 50-процентную долю во всех новых нефтегазовых компаниях страны. "Это не ренационализация, - говорит специализирующаяся на Каспийском регионе Марта Олкотт (Martha Brill Olcott) из Фонда Карнеги за международный мир в Вашингтоне. - "Это переоценка: Казахстан учится играть за одним столом с крупными игроками. Это - казахское определение своего национального интереса". Действия правительства не обязательно будут доходить до захвата власти в стиле дела "ЮКОСа", однако они все-таки волнуют многих западных нефтяных менеджеров, чьи компании уже вложили миллиарды в эту страну. Как же это все произошло?

Когда Казахстан в 1991 году отделился от Советского Союза, эта слабо населенная республика размерами с Западную Европу, в основном покрытая голой степью, была опутана долгами. Хотя Казахстан был отчаянно беден, у него имелись огромные запасы нефти и природного газа, на развитие которых у местных компаний не было ни технологий, ни денег. Казахстан призвал на помощь западные компании, и сюда пришли такие компании, как "Chevron" и "Mobil". Когда в 2000 году было открыто Кашаганское месторождение, правительство Казахстана пригласило компанию BG создать для его эксплуатации консорциум с участием таких компаний, как "Eni", "Royal Dutch/Shell", "ExxonMobil", "Total", "Conoco-Phillips" и "Inpex of Japan". Это была непростая задача. Зимой в мелководных районах Каспийского моря формируются плавучие льдины, которые - гонимые сильными ветрами - способны разрушить обычные прибрежные буровые вышки. А поэтому компания "Agip", операционное подразделение итальянской компании ENI, которому было поручено разрабатывать это месторождение, соорудила в море железобетонные островки, откуда можно проводить бурение.

Более того, нефть Кашагана лежит под нерестилищами каспийской белуги, единственного источника славящейся во всем мире белужьей икры. И поэтому компании "Agip", проявляя заботу о том, чтобы никакие отходы бурения не сбрасывались в Каспийское море, пришлось применить технологию очистки сточных вод, которая раньше применялась только на подводных лодках. Риски, связанные с защитой окружающей среды, и технологические риски в совокупности привели к тому, что освоение этого месторождения оценивается в 29 млрд. долл. США.

Но неприятности начались в прошлом году, когда компания BG в ходе, как она утверждает, обычной ротации инвестиций решила продать принадлежащие ей 16,67% акций в консорциуме по освоению Кашанагского месторождения. Сначала этот пакет был предложен двум китайским компаниям, однако другие члены консорциума предпочли воспользоваться своими правами подрядчиков, чтобы разделить между собой долю BG, оцененную в 1,2 млрд. долл. Затем, в июне, г-н Назарбаев объявил, что государство имеет право купить долю BG. Аргумент правительства: оно является собственником подпочвенного слоя Кашаганского месторождения и, следовательно, имеет преимущественное право на покупку пакета акций. "Когда правительство хочет купить долю по рыночным ценам, это не наносит ущерба другим подрядчикам, - говорит глава компании "КазМунайГаз" Узакбай Карабалин. - Все, чего желает правительство, так это воспользоваться своим правом купить долю в собственном нефтяном месторождении". Компания BG говорит, что продолжает переговоры с правительством Казахстана как относительно своей доли в Кашаганском месторождении, так и относительно якобы существующих недоимок по налогам.

Позиция г-на Назарбаева, быть может, является частью стратегии защиты нефтяных ресурсов Казахстана, однако она также предназначается для политического потребления внутри страны. В сентябре страна будет проводить свои первые что-то значащие парламентские выборы, и хотя г-н Назарбаев не опасается потерять власть, он впервые сталкивается с альянсом решительно настроенных оппозиционных партий. Проявляя жесткость в отношении иностранных нефтяных компаний, которых многие считают внешними эксплуататорами, он, скорее всего, будет пользоваться популярностью у избирателей.

Полицейское расследование деятельности BG не закончено, и никаких формальных обвинений пока не предъявлено. Если казахское правительство сумеет договориться с Кашаганским консорциумом относительно доли компании BG, тогда волнения инвесторов могут улечься. Со своей стороны, компания BG, сохраняющая 32,5-процентную долю в Карачаганском месторождении, емкость которого оценивается в 6 млрд. баррелей нефти и природного газа, делает оптимистичные высказывания. "Мы здесь уже 10 лет и мы знаем, что работать здесь не просто, - сказал на прошлой неделе г-н Чэпман. - Но мы создали для этой страны большие ценности и намереваемся и дальше здесь работать".

Тактика жесткого давления со стороны правительства, возможно, имеет целью устрашение новых иностранных инвесторов. И все же, поскольку новых нефтяных месторождений открывают все меньше и меньше, Каспий обладает притягательной силой. "Возможно, у Казахстана так много ресурсов, что какие-то компании всегда захотят там быть", - говорит старший аналитик базирующейся в Вашингтоне консалтинговой компании "PFC Energy" Джулия Наней (Julia Nanay). Не далее как на прошлой неделе компания ENI объявила, что консорциум открыл уже пятое обещающее успех месторождение на своем участке Каспийского моря. Что касается нефтяной индустрии, Кашаган выглядит как лучшая игра в городе, и казахское правительство, кажется, считает, что козырные карты у него на руках.