На состоявшемся неделю назад съезде Демократической партии герой войны во Вьетнаме Джон Керри в привычных для него жестких выражениях, посягнул на то, что республиканцы издавна считают своим уделом - вопрос о мужестве, то есть национальной безопасности. Но вот уже слышится ответ республиканцев: Хорошо, мускулы мы увидели, а где же мясо? Какова ваша стратегия по борьбе с терроризмом?

Вопрос коварный. Вызовы национальной безопасности - не из тех стандартных проблем, что обсуждаются в ходе избирательной кампании, а международный терроризм - возможно, самый серьезный из всех вызовов национальной безопасности. Вот почему конкретика по борьбе с терроризмом, которую от Керри все-таки услышали, никого не впечатлила - например, он против закрытия пожарных депо. И, все же, Керри и Джон Эдвардс могут так оформить антитеррористическую стратегию, что, даже не будучи программной, она станет действительно доходчивой и политически сильной, проясняющей суть важнейшей неудачи Джорджа Буша в области национальной безопасности. Причем, они - возможно, сами того не осознавая - находятся на пороге обретения этой формулы, поскольку она естественно укладывается в рамки риторики, выстроенной на съезде демократов.

Керри справедливо подчеркнул, что, благодаря усилиям Буша, мнение мира о Соединенных Штатах упало как никогда. В развитие этой темы он сказал, что Америка не может вести войну с терроризмом без союзников. Это так, но само по себе не подчеркивает склонности к сложному мышлению, которую Керри приписал себе, выступая с речью о согласии баллотироваться в президенты. Кажется, сейчас даже Буш понимает, что восстанавливать против себя союзников - дурная идея. Да и вообще, сколько человечество себя помнит, это признает почти каждый.

Новизна подхода к войне с терроризмом и подлинный вызов заключаются в признании того, что ненависть к Америке, распространенная далеко за границами руководимого ею альянса, теперь угрожает национальной безопасности. Яростный антиамериканизм среди мусульман является неистощимым источником терроризма даже если эти мусульмане - из стран, чьи правительства сотрудничают с нами. Однако об этой составляющей мнения мирового сообщества Керри умолчал.

И это понятно. Беспокоиться из-за мнения мусульман - почти то же самое, что тревожиться по тому поводу, что твой враг тебя не любит. Даже несмотря на то, что мусульмане, чье мнение нас беспокоит - это не те, что связались с врагом, они вполне могут к этому склониться. Поэтому, когда демократы говорят о ненависти со стороны мусульман, они так и просятся, чтобы их обозвали слабаками все те блоггеры, у которых изречение Макиавелли 'лучше пусть боятся, чем любят' вытатуировано на груди.

Но как бы чрезмерен ни был риторический вызов, брошенный теми, кто считает, что настоящие мужчины не нуждаются в любви, демократы уже сделать шаг ему навстречу, и всего-то благодаря одному слову: 'уважение'. Как узнал, возможно, каждый, кто видел трансляцию съезда хотя бы пару минут, демократы хотят, чтобы Америку 'уважали в мире'. И даже если конкретные рассуждения Керри по этому поводу были посвящены важности союзников, тема уважения - отличное вступление к вопросу о ненависти мусульман и способ разрешить дихотомию Макиавелли, избежав обвинений в слабости.

Нам, американцам, не нужно, чтобы нас любили в мусульманском мире, но нам нужно, чтобы нас уважали. В конце концов, сила может внушать уважение. Спору нет, помочь внушить уважение может и страх. Но одного страха недостаточно. (Такой могла бы стать эпитафия внешней политике Буша: 'Похоже, одного страха не хватило').

Для того, чтобы государство уважали, оно должно восприниматься не только как сильное, но и как 'хорошее'. Полезно, когда о нем думают как о справедливом, щедром, порядочном, учитывающем мнение других. Даже немного смиренном. Мало-помалу Буш давал понять миру, что все это - не про нас.

Керри коснулся некоторых из этих вещей, отметив, что глобальное лидерство означает внушать больше, чем страх. Но он не внес явно тему уважения в контекст мнения мусульман.

Само по себе это не означает выработки стратегии по борьбе с терроризмом. Но создаст новое мощное измерение для растущей критики демократами внешней политики президента. То, что в таких мусульманских странах, как Индонезия, в последние годы уважение к Америке стремительно упало - это факт. Если избиратели увидят связь между этим фактом и безопасностью собственных детей (ведь один из миллиона мусульман, ненавидящих Америку, может сесть в самолет и влететь на нем в торговый центр) тогда Бушу придется многое объяснить. А теперешней критике его политики будет придана новая сила. (Учитывая степень непопулярности в исламском мире войны в Ираке, не является ли непростительным отсутствие стратегии на послевоенный период?)

Тандем Керри-Эдвардс мог бы выиграть и на том, что антипатия мусульман, похоже, направлена в основном лично на Буша. (Рейтинг неприязни к нему составляет в Марокко и Иордании 90% и 96% соответственно) Смена администрации - создание 'нового имиджа' для Америки - помогла бы нам начать все заново.

Серьезное рассмотрение вопроса о ненависти мусульман может оказаться и рискованным. Керри пришлось бы подчеркнуть, что он пошел бы на вражду с мусульманами - и кем угодно - если речь будет идти о важных американских принципах или обязательствах. И даже такие заверения не оградили бы его от нападок со стороны правых.

Но сила этой темы также в том, что к ней так трудно подойти. Самая важная проблема мужества для Керри не имеет ничего общего с Вьетнамом или войной против терроризма. Скорее, это ощущение того, что он никогда не подходит к делу с решимостью; встретившись с настоящей трудностью, он колеблется, вся его непреклонность - в многословии его нудных речей. Может, то, что ему нужно - это взяться за решение сложного, больного вопроса, твердо сформулировать свои принципы и не отступать от них ни на шаг?

Кстати, может, Макиавелли это и одобрил бы. Хотя страх он ставил выше любви, но лучше всего, когда тебя и боятся и любят, говорил он. В отсутствие этого, лидер, по крайней мере 'должен внушать страх так, чтобы, не обретя любви, избежать ненависти'. Если для Макиавелли Джордж Буш-младший слишком мачо, то Керри может доказать, что Буш - слишком мачо для Америки.

Роберт Райт, старший научный сотрудник фонда New America, автор книги 'Nonzero: The Logic of Human Destiny'