ВАШИНГТОН. - Месяц назад Америка передала суверенитет иракскому народу, и одна фаза войны осталась позади. Но, судя по последним событиям, мы оказались на более мрачном и опасном этапе борьбы с террором. Это визуальная война.

Снятые на камеру казни, начиная с журналиста 'Wall Street Journal' Дэниэла Перла (Daniel Pearl) и солдата Мэтта Мопина (Matt Maupin) и заканчивая турецким заложником в воскресенье, - это зверские убийства, терроризирующие глаза и умы американцев и людей во всем мире. В прошлом месяце террористы грозились убить захваченного в плен филиппинца и тем самым добились вывода небольшого филиппинского контингента из Ирака.

Годы назад Франклин Делано Рузвельт (Franklin Delano Roosevelt) пообещал нам свободу от страха в дополнение к свободе слова, свободе совести и свободе от нужды. Но в помешанном на СМИ 2004 году эта четвертая свобода находится в явном противоречии со свободой прессы.

Тревожных вопросов множество: Существует ли терроризм без СМИ? Действительно ли освещение терактов вдохновляет тех, кто стоит за ними? Если терроризм направлен скорее на аудиторию, чем на жертв, не должны ли тележурналисты перестать предоставлять террористам эту аудиторию? Могут ли они сделать это? Теперь, когда атаки на американской земле вызвали атаки на американцев за рубежом, американская пресса должна ответить на эти вопросы.

В наш век любви к шумихе, когда какие-то кадры, например крик разочарования, который издал Говард Дин (Howard Dean) после поражения на внутрипартийных выборах в Айове, повторяются вновь и вновь, несмотря на то, что история не получила продолжения, СМИ следует задуматься о новых внутренних стандартах с тем, чтобы удалить элемент ажиотажа из сообщений о терактах. Сцены казни американского предпринимателя Ника Берга (Nick Berg) показывались беспрестанно. Когда террористы дали США 72 часа на выполнение их требований, грозя в противном случае казнить американца Пола Джонсона (Paul Johnson), телеканалы вели обратный отсчет времени. Ведущие новостей обеспокоены международным терроризмом, тогда как сами становятся соучастниками.

СМИ должны создать внутренние правила для освещения событий, связанных с терроризмом. Например, через несколько дней после терактов 11 сентября некоторые телеканалы решили больше не повторять репортажи об этом. Кроме того, за несколькими исключениями, зрителям не показывали кадры людей, выпрыгивающих из башен. Это был хороший первый шаг. Но как насчет нескольких более-менее формальных правил вместо обычного заламывания рук после того, как что-то произошло?

Возможно, поможет решение показывать репортажи о терактах только один-два дня, поскольку бесконечное повторение съемок 11 сентября травмировало многих зрителей и воодушевило террористов. Неплохим шагом был бы показ лишь отдельных кадров из съемок, поскольку звук и движение делают их более пугающими. Может быть, телепродюсеры могли бы отвести таким сюжетам определенное время, чтобы те, кто не хотят их видеть, были бы предупреждены заранее. Вариантов множество.

Подобная практика вовсе не означает ограничения свободы прессы. СМИ уже придерживается определенных неписаных правил. Когда игрока НБА Коба Брайанта (Kobe Bryant) обвинили в изнасиловании, большинство изданий согласились на разглашать личность жертвы. После нескольких перестрелок в школах некоторые газеты решили не помещать подобные репортажи на первой полосе, чтобы не провоцировать подражание. После президентских выборов 2000 года политические журналисты договорились уделять меньше внимания опросам избирателей по выходе с участков, поскольку это бросало тень на избирательный процесс. Электронные СМИ не демонстрируют видеоматериалы о войне, чтобы не оскорбить чувства зрителей. (Это было одной из причин, по которым фильм 'Фаренгейт 9/11' (Fahrenheit 9/11) не рекомендуется смотреть детям до 17 лет.)

Более того, есть множество примеров террористов, стремящихся попасть в выпуски новостей. Тед Качински (Ted Kaczynski) по кличке 'Унибомбер' много лет рассылал по почте бомбы, пока не добился своей главной цели - газеты 'New York Times' и 'Washington Post' напечатали его манифесты. Эксперты в области терроризма полагают, что теракты 11 сентября были специально спланированы таким образом, чтобы камеры телерепортеров успели снять, как второй самолет врежется во вторую башню. Тимоти МакВей (Timothy McVeigh), в 1970 году взорвавший правительственное здание в Оклахоме, признался, что выбрал этот объект, чтобы максимально увеличить резонанс. Пример более мелкого масштаба - защитники окружающей среды взорвали представительство Hummer на юге Калифорнии просто для привлечения внимания прессы. И тем не менее СМИ подыгрывают террористам, продолжая это потенциально смертельное па-де-де.

После 11 сентября 2001 года американцам внушают, что сделать что-то (например, отказаться от похода по магазинам) - это все равно, что 'позволить террористам победить'. В большинстве случаев подобные утверждения сильно преувеличены. Но круглосуточные новостные каналы США на самом деле помогают врагу, наращивая в стране страх в надежде заработать высокий рейтинг. А в результате политические преступники вдохновляются на новые акты политического насилия. Похожее мнение было недавно высказано в редакционной статье 'Pittsburgh Post-Gazette': 'Террористы должны получать меньше внимания. Психологическая война имеет эффект, только если кто-то обращает на нее внимание'.

Несомненно, репортажи о терактах преследуют высокую журналистскую цель - информировать зрителей. Но рвение, с которым страх превращается в товар - от нападения акул и похищения детей до 'Вашингтонского снайпера' - это результат того, что телепродюсеры осознали: напуганные люди перестают щелкать пультами и ждут новых выпусков новостей, поднимая рейтинг телеканала. К сожалению, эта эпидемия страха лишь на руку террористам, пытающимся напугать каждого американца и превращающим тележурналистов фактически в своих публицистов.

Так что же делать СМИ?

Почти двадцать лет назад выдающийся вашингтонский журналист Дэвид Бродер (David Broder) предположил, что 'необходимым элементом любой эффективной антитеррористической политики должен быть отказ террористам в доступе к СМИ'. Тогда было иное время, и круглосуточные новостные каналы еще не вели жаркую борьбу за внимание американцев. Но он по-прежнему прав.

Повара-новички быстро усваивают, что если на плите загорится жир, его не надо заливать водой - будет только хуже. СМИ должны понять, что их репортажи, возможно, делают то же самое. Подобно тому, как перекрытие кислорода помогает потушить пожар, несколько изменений во внутренней политике СМИ будут менее травмировать зрителей и помогут спасти жизни.

Мэттью Феллинг - директор отдела СМИ исследовательской группы Центр СМИ и связей с общественностью.