ВАРШАВА. Многие спорные исторические вопросы между Польшей и Россией, правопреемницей бывшего Советского Союза, до сих пор не решены. Об этом свидетельствуют, в частности, вчерашние польско-российские переговоры, на которых обсуждалась одна из самых серьезных проблем подобного рода. Речь идет о Катынской трагедии 1940 года. Когда вслед за Германией Советский Союз напал на Польшу и, в соответствии с пактом между Гитлером и Сталиным, присвоил себе часть ее территории, советские подразделения расстреляли в Катыни на западе России, а также в других местах, около 15 тысяч пленных офицеров, полицейских и других представителей польских элитных структур.

Вчера профессоры права из Польши Леон Керес и Витольд Кулеша по приглашению российской стороны приехали в Москву, чтобы поговорить о тех событиях. Оба гостя представляют Институт национальной памяти (IPN). Помимо прочего, это учреждение имеет прокурорские полномочия. К примеру, Институт начал следствие по делу о еврейском погроме 1941 года в Польше и об убийстве немцев поляками после 1945 года.

После окончания переговоров, Кулеша, по данным польских СМИ, сообщил о том, что российская сторона не собирается предъявлять кому-либо обвинения по катынскому делу, поскольку Россия, в отличие от Польши, не рассматривает это побоище в качестве случая геноцида без срока давности. Керес назвал переговоры 'трудными', однако выразил надежду на то, что следствие по этому делу, начатое российской военной прокуратурой в 1990 году, будет завершено до конца текущего года. Теперь в Москву должны прибыть польские эксперты, чтобы ознакомиться с материалами следствия, объем которых составляет 156 томов. Российская сторона ссылается на то, что расследованию мешает недостаточная юридическая поддержка Украины, которая должна предоставить информацию о трагедии.

Польская сторона по-прежнему допускает возможность начала собственного расследования. Кулеша назвал цели следственных мероприятий, независимо от того, кто их проводит: события в Катыни должны получить правовую оценку, поскольку польская сторона говорит о геноциде; кроме того, надо установить точное время преступления и определить его исполнителей; следует проверить, выяснила ли российская сторона имена всех замешанных в этом деле преступников.