В Ташкенте четыре часа утра. Мимо скользят официанты, одетые как арабские шейхи, разнося коктейли и табачные трубки богатым молодым узбекам, южнокорейским бизнесменам и толстым типам из Halliburton. Местные девочки - волосы взбиты лаком, каблуки высоченные - бьются за мужское внимание. Веселье только начинается.

По закону ночной клуб 'Баша' должен был быть закрыт еще в полночь - в городе запрещены даже бильярдные. Однако это единственное место в столице, которое гарантированно открыто до самого рассвета, и все, в общем, знают почему. 'Баша' - собственность дочери президента Узбекистана Гульнары Каримовой.

- Иногда она приходит сюда, со всеми этими своими телохранителями - они и расчищают для нее место, - говорит завсегдатай клуба Надира, 28-летняя дочь одного из высших чинов из правительства, - здесь она может делать все что захочет. Узбекская принцесса.

'Баша' - верхушка айсберга, маленькая, но сверкающая и всем известная часть деловой империи, которую контролирует клан Каримовых - и особенно Гульнара. По мнению экспертов, именно поэтому так ненавидят в стране тоталитарное правительство Каримова, и поэтому в сердце Центральной Азии так активны исламские экстремисты.

Нарастающая напряженность в этой 26-миллионной стране в прошлую пятницу снова вылилась в акты насилия - террористы-самоубийцы взорвали себя у посольств Соединенных Штатов и Израиля, а также у здания генеральной прокуратуры. Погибло три человека.

Президент Каримов, верный союзник США по борьбе с международным терроризмом, возложил ответственность за теракты на исламистскую группировку 'Хизб-ут Тахрир', база которой находится в Лондоне. Власти уже раньше обвиняли эту группу в серии террористических акций в марте и апреле, в результате которых погибло 47 человек.

Однако многие в Узбекистане, как и региональные эксперты, считают, что вряд ли такие группировки кто-то поддерживал бы внутри страны, если бы в ней не было тотального подавления умеренного ислама, политической оппозиции и частной инициативы. Они обвиняют и Соединенные Штаты в том, что те поддерживают узбекский режим взамен на возможность использовать аэродром в Узбекистане как передовую базу для действий в Афганистане.

- Этот режим ведет Узбекистан в никуда, - говорит Фарход Иногамбаев, который до конца прошлого года был советником Гульнары Каримовой по финансам, а сейчас занимается научной работой в Колумбийском университете, - все контролирует семья Каримова и узкий круг высших чиновников. Они обманывают США и весь Запад. Они все больше восстанавливают народ против себя.

В Узбекистане такие слова говорить опасно.

Один из немногих, кто решился протестовать открыто - посол Великобритании Крейг Мюррей (Craig Murray) - в 2002 году выступил с заявлением, в котором резко осудил использование пыток в узбекских тюрьмах. Именно он сделал достоянием общественности случай, когда двоих людей сварили заживо. Но затем, хотя выступление и было одобрено Министерством иностранных дел и по делам Содружества (Foreign and Commonwealth Office), в Лондоне разразился скандал, закончившийся дисциплинарным расследованием в отношении личной жизни Мюррея. А представители министерства рассказывали, что посол Мюррей не может побеседовать с журналистами, так как находится во внеочередном отпуске.

По сведениям правозащитных организаций, в тюрьмах Узбекистана томятся тысячи людей, брошенных туда по политическим или религиозным мотивам. Специальный докладчик ООН охарактеризовал применение пыток в местах заключения как 'широко распространенное и систематическое'. В прошлом месяце Соединенные Штаты прекратили оказывать Узбекистану финансовую помощь в первую очередь из-за проблем с соблюдением прав человека.

Главное, что злит большинство населения страны - то, что президент Каримов разрушил экономику, закрыв границы и перекрыв кислород частному предпринимательству. Однако его дочь, которой сейчас 32 года, выпускница Гарвардского университета, среди всеобщей нищеты своих соотечественников выстроила гигантскую бизнес-империю, в которой есть все, от ночных клубов и ресторанов до туристического агентства, цементного завода и компании мобильной связи.

Некоторые считают, что клан готовит ее в новые президенты. Другие говорят, что, наоборот, она готовит для президента Каримова семейное гнездышко на то время, когда он удалится от дел.

Истинный размер ее состояния был раскрыт в прошлом году в ходе бракоразводного процесса с Мансуром Максуди (Mansur Maqsudi), проживающим в Соединенных Штатах. По документам, согласно которым бывшие супруги делили имущество, в ее собственности осталось драгоценностей на 4,5 миллиона долларов, вкладов в банках Женевы и Дубаи на 11 миллионов долларов, торговый комплекс стоимостью 10 миллионов долларов и индустрия ночных развлечений на 4 миллиона.

То дело приобрело еще более скандальный характер из-за того, что американский суд выписал ордер на ее арест, так как она отказалась выполнить его предписание и вернуть мужу двоих детей.