Владимир Путин сделал Джону Керри большой подарок. Когда от российского президента поступил угрожающий сигнал о том, что компания "ЮКОС", на долю которой приходится 20 процентов добычи нефти в стране, может быть закрыта из-за неуплаты налогов, которые, как говорит Путин, компания когда-то недоплатила в казну, цены на нефть на некоторое время взлетели до рекордной за последний 21 год отметки.

Неважно, что каждый, кто серьезно занимается аналитикой, знает, что российская казна полностью опустеет и рубль обвалится, если "ЮКОС" хоть на какое-то время будет вынужден прекратить экспорт нефти. Кроме того, спрос на нефть на мировом рынке настолько приблизился к предложению, что даже угрозы потерять на некоторое время два процента нефти, а именно такова доля "ЮКОСа" на мировом рынке, достаточно, чтобы ввергнуть нефтяных трейдеров в настоящую панику.

Кроме того, Россия - второй по объемам поставляемой нефти экспортер в мире после Саудовской Аравии, которая в последнее время демонстрирует все большую нестабильность, и путинская политизация отрасли серьезно беспокоит тех, кто полагает, что именно с помощью России в будущем можно решить проблему удовлетворения растущего спроса.

Все это - лошадиная доза козырных карт в руке Джона Керри. Во-первых, высокие цены на нефть замедляют экономический рост, на волне которого президент Буш надеется за оставшиеся до выборов 94 дня создать как можно больше рабочих мест для тех, кто пойдет на избирательные участки.

Во-вторых, неумолимо ползущие вверх цены на нефть и бензин больше всего бьют именно по среднему и нижесреднему классам, что дает Керри и Эдвардсу возможность еще громче кричать о том, что Америка разделена на богатых и бедных - то есть на те привилегированные классы, которые поддерживают нынешнего президента, и тех, кто вынужден за свой счет ездить на работу и поэтому воспринимает повышение цен на бензин, как и многие другие вещи, через призму собственного кармана.

Наконец, даже такая, в сущности, несерьезная угроза, как приостановка "ЮКОСом" экспорта нефти, подчеркивает, насколько сильно Америка зависит от импорта нефти из-за рубежа. Как и любой президент, и кандидат в президенты со времен Ричарда Никсона, Керри обещает покончить с ней, так что, как любит выражаться Демократическая партия, Америке никогда больше не придется начинать войну из-за нефти.

Никто и не думает о том, что независимость от импорта - цель прекрасная, но труднодостижимая, и что гораздо дешевле покупать нефть даже по высоким ценам, чем пытаться завоевать страну, в которой ее добывают. По крайней мере, до зимы этого года политическая целесообразность всегда будет перевешивать какие бы то ни было разумные доводы.

Что касается дела "ЮКОСа", то оно не так важно в отношении своих непосредственных политических последствий, как в отношении раскрываемых им тенденций долгосрочного развития мирового нефтяного рынка.

Быстро растет спрос на нефть - в Америке сейчас рост спроса выше, чем за последние три года, и это при том, что в июне, по данным Американского института нефти (American Petroleum Institute), высокие цены на бензин 'второй месяц подряд являлись причиной нулевого роста спроса на бензин в США'.

Высокие цены на 'черное золото' - настоящий праздник для международных нефтяных компаний, которые все подтягивают вверх сальдо своих балансовых отчетов. На прошлой неделе компания ExxonMobil объявила, что за второй квартал года она заработала почти 6 миллиардов долларов. Столько за три месяца эта компания еще не зарабатывала никогда. Однако нефтяные гиганты не торопятся увеличивать разведку нефти, хотя денег на это у них теперь достаточно.

Исключите из отчетов ВР ее мощности в России, и окажется, что добыча ВР падает, как и у Shell и Chevron Texaco. У Exxon Mobil добыча держится примерно на одном уровне. Увеличивает объемы только Total, имеющая большие добывающие мощности в Азии и Африке.

Генеральный директор независимой международной компании Mondoil Биджан Моссавар-Рахмани (Bijan Mossavar-Rahmani), знающий все о добыче нефти, говорит, что, несмотря на высокие цены на нефть и появление новых технологий, значительно снижающих издержки на ее разведку и добычу, доля замещенных разрабатываемых запасов в крупнейших мировых компаниях за последние годы едва ли достигла трех четвертей.

Результатом, с одной стороны, бешено растущего спроса, и, с другой - нежелания компаний активизировать разведку нефти и стала нынешняя ситуация, когда предложение едва-едва удовлетворяет спрос. Президент Организации стран-экспортеров нефти индонезиец Пурномо Юсгианторо (Purnomo Yusgiantoro), все говорит - не очень убедительно, правда - о том, что картель готов сделать так, что цена упадет до 30 долларов за баррель, однако в ответ стоит привести слова министра нефти Венесуэлы Рафаэля Рамиреса (Rafael Ramirez): 'Объемы добычи в большинстве стран уже достигли своего предела', сказал он в интервью агентству 'Рейтер'.

Несмотря на то, что представители нефтяных ближневосточных компаний, с которыми мне удалось побеседовать, в один голос твердят, что за следующие 20 лет спрос на нефть увеличится более чем на 50 процентов, до сих пор никто не демонстрирует сколько-нибудь серьезного роста интенсивности разведки. По сведениям, полученным от специалистов в нефтяном бизнесе, радужные прогнозы относительно запасов нефти в Западной Африке и странах Центральной Африки вовсе не так оптимистичны, как об этом пишет пресса.

Официальные лица европейских стран в частных беседах признаются, что они опасаются, что продолжающееся вмешательство властей России в дела своей нефтяной отрасли может негативно отразиться на объемах российского экспорта.

Остается Ближний Восток, и в будущем ему предстоит, по прогнозам региональных экспертов, удовлетворить две трети спроса на нефть во всем мире.

Из своих разговоров с представителями нефтяных компаний и правительств разных стран я вынес несколько возможных причин того, что высокие цены на нефть до сих пор не переросли в большее ее количество.

Один британский менеджер повторил то, что до него на неофициальном обеде заявили сразу несколько американцев: 'Сегодня цены растут, а завтра, глядишь, начнут падать'. Никто не решается вкладывать деньги в долгосрочные проекты, опасаясь того, что, во-первых, спрос может упасть; во-вторых, [на Ближнем Востоке] может установиться мир, что автоматически убирает с цены барреля нефти те 7-10 долларов, которые сейчас берут за риск; в-третьих, ОПЕК может поднапрячься и открутить вентиль еще, хотя бы чтобы не допустить перетекания инвестиций в проекты поиска альтернативных источников энергии.

Кроме того, есть еще мнение весьма проницательного аналитика одной из крупнейших нефтяных компаний на Ближнем Востоке. По его словам, проблема не в том, что международные нефтяные компании не инвестируют в разведку, потому что национальные компании при желании могли бы найти на это достаточно денег. Дело в том, что у них нет соответствующих технических возможностей и управленческих технологий. Они есть только у крупнейших мировых производителей, но с ними никак не удается договориться о приглашении на работу их специалистов. Здесь одним из факторов является национальная гордость стран-экспортеров, а также неспособность Саудовской Аравии физически защитить иностранных инженеров, что порождает все растущую нехватку квалифицированных кадров.

Такова реальная картина. Скорее всего, рост спроса на нефть продолжится на том уровне, который Международное энергетическое агентство (International Energy Agency) называет 'головоломным', однако инвестиции в разведку новых запасов вряд ли будут расти так же сильно. Что дает Джону Керри дубину, которой он может сокрушить на выборах Джорджа Буша, а нам всем - основания ожидать дальнейшего роста цен в обозримом будущем.

Ирвин Стельцер - экономический советник и директор по исследованию экономической политики в Гудзоновском институте (Hudson Institute).