Тирасполь, маленькая столица самопровозглашенной Приднестровской республики, готов к войне. По призыву президента Игоря Смирнова, 800 000 жителей страны-химеры, площадью около 4000 километров в квадрате, узкой полосы зажатой между Украиной и Молдавией, вот уже несколько дней находятся в состоянии готовности - 'дать отпор возможной атаке со стороны Кишинева', молдавской столицы, расположенной на противоположном берегу Днестра.

На границе открыто демонстрируется бронетанковая мощь - наследство советской эпохи. Со времен короткого конфликта, в котором столкнулись Приднестровье и Молдавия в 1992 году - более тысячи жертв - отношения между сторонами установились с грехом пополам. Игорь Смирнов, автократ, решил закрыть все школы, где велось преподавание на молдавском, то есть на румынском языке. В восьми случаях школы были закрыты с применением силы. Коммунистическое правительство молдавского президента Владимира Воронина ответило тем, что приказало таможенной службе приостановить регистрацию документов на вывоз из Приднестровья.

Несмотря на видимость, этот сценарий развития событий отнюдь не похож на комиксы. Даже Совет Европы и ОБСЕ уделяют серьезное внимание этому вопросу. Сам Хавьер Солана (Javier Solana), верховный представитель по внешней политике ЕС, вмешался, призвав Россию успокоить Тирасполь. Быть может, благодаря этой поддержке, десятки учеников школы в маленьком городе Бендеры ведут себя вызывающе в отношении вооруженной милиции президента Смирнова. В пятницу они разбили палаточный лагерь и говорят, что готовы 'бороться день и ночь' за возвращение в школу.

Преподавать или изучать румынский язык в Приднестровье - политическое преступление. Ставший официальным языком в 1989 году, сразу же после получения Молдавией независимости, румынский язык сыграл роль фитиля в разжигании конфликта, последовавшего за отделением Приднестровья, где большинство населения - русскоговорящее. В 1991 году, Игорь Смирнов, директор завода, в срочном порядке брошенный в дело Москвой, был избран президентом. Он по-прежнему у власти и, видимо, не хочет с ней расставаться. В Приднестровье можно провернуть выгодную сделку. Здесь хранится оружие и боеприпасы 14 советской армии.

В 1999 году, Россия обязалась вывезти свои вооружения до 31 декабря 2002 года, и вывести с территории Приднестровья около 2500 солдат, чья обязанность - следить за складами. Но Россия не сдержала слова. Половина складов, то есть 22 000 тонн оружия и боеприпасов, по-прежнему на месте. До 1993 года режим президента Смирнова оприходовал часть вооружения, затем, с помощью компании 'Росвооружение', многие заводы были модернизированы, и стали выпускать противотанковые гранатометы, пистолеты-пулеметы, и другое ручное оружие, еще менее 'благородное'.

Трафик оружия - это местная специфика, но есть и другая незаконная торговля: табак и алкоголь, проституция и отмывание денег сделали 'реноме' этой республике, до сих пор не признанной ни одним государством, даже Россией. Трафики приносят более миллиарда долларов в год, и обеспечивают состояние Игорю Смирнову и его клану.

Многие годы Молдавия стремится восстановить свою территориальную целостность. В дело вмешиваются экономические интересы - теряя Приднестровье, Молдавия лишается трети своего промышленного потенциала - но есть и политические мотивы. С приближением выборов в законодательное собрание, которые пройдут будущей весной, приднестровский вопрос не только приковывает к себе внимание политического класса и общественного мнения Молдавии, но и Европейский союз начинает интересоваться этой проблемой. Наряду с Украиной и Белоруссией, маленькая Молдавия оказалась, с 1 мая, у врат расширившегося ЕС, и, несмотря на привязанность своего президента к России, страна все больше обращается к Западу. Смена геополитической конфигурации, - по словам Дова Линча (Dov Lynch), специалиста из Института исследований в области безопасности в ЕС - 'обязывает Западную Европу пересмотреть свою политику, чтобы ответить на потенциальные и реальные угрозы' со стороны постсоветского пространства.

Но как помочь Молдавии в демократизации, если не дать ей перспективу присоединения к ЕС? В мае, Брюссель предложил установить 'привилегированные отношения' с новыми соседями. Европейская комиссия уже разработала план действий, во всех областях. Из-за приднестровской 'черной дыры' Молдавия, долгое время забытая, стала, по словам Дова Линча 'лабораторией новой европейской стратегии'.

В последние три года было предпринято множество попыток найти мирное решение конфликта, в котором столкнулись братья-враги. Тщетно. Год назад, по предложению ОБСЕ, в ЕС начали обсуждение вопроса о возможном создании европейской миссии по поддержанию мира. Москва резко высказалась против.

Молдавия, маленькая страна, самая бедная в Европе. Но Россия делает на Молдавию ставку во внутренней политике, а, кроме того, это - рычаг давления при переговорах с международным сообществом. В этой серой зоне, между Востоком и Западом, Москва по-прежнему диктует законы. И эта лингвистическая война, вспыхнувшая на берегах Днестра - новое тому подтверждение.