Принц Аль-Хасан Бен Талал, Председатель и попечитель форума арабской мысли, Президент Римского клуба.

Не правда ли, в нас должны вселиться надежда и оптимизм при виде того, что внимание всего мира сконцентрировалось на проблеме Дарфура?

Там происходит гуманитарная катастрофа. Поступающая информация свидетельствует о том, что более миллиона человек вынуждены бежать из своих домов, проводятся акции расовой чистки и даже акции геноцида. Сообщается о страданиях людей и о неспособности Хартума положить конец этой трагедии. Это потребовало решительного вмешательства ООН. Об этом сообщается в новостях.

Подобное вмешательство является главной задачей ООН, которая была создана с целью обеспечения безопасности и мира повсюду на планете. Среди ее задач также - направлять усилия организации и ее членов для спасения народов, подвергшихся гнету, агрессии и расколу, а именно это, как говорят, и происходит в Дарфуре. ООН в соответствии с требованиями своего устава и провозглашенными принципами сделала там, что положено. Генеральный секретарь ООН неоднократно выражал свою озабоченность положением в Дарфуре, заявляя о своей решимости положить предел трагедии. Он совершил поездку в Дарфур, ознакомился с происходящим там, обсудил создавшееся положение с суданским правительством, согласовал пути решения проблемы и продолжает ежедневно следить за разворачивающимися событиями.

К моменту написания этих строк поступило сообщение, что СБ ООН принял резолюцию ? 1556, которая предоставляет правительству Судана месячный срок для принятия необходимых мер, в соответствии с ранее достигнутыми соглашениями с ООН. Иначе против Судана будут приняты санкции. И чтобы эта острая гуманитарная проблема не выпала из поля зрения, резолюция требует от Генерального секретаря ежемесячно докладывать СБ о развитии событий в Дарфуре с тем, чтобы Совет мог вводить санкции постепенно, в соответствии со степенью нарушений правительством Судана положений резолюции.

Необходимо признать целесообразность этих усилий. Разве мы сами не требуем принятия таких же мер относительно многих других насущных проблем?

Да, мы действительно требуем от ООН принятия таких же мер. И здесь, в ответе на этот вопрос, заключается проблема. И прежде чем продолжить, я считаю необходимым пояснить, что я не тороплюсь выносить приговор, даже выражать мнение по поводу происходящего в Дарфуре и происходившего там в течение десятилетий. У меня нет твердых доказательств, которые позволили бы мне сделать это. Все, что я могу, это - присоединить свой голос к другим голосам, присоединить свои усилия к усилиям, цель которых соблюдение принципов, каковые, как мы надеемся, будут соблюдаться при решении любой проблемы, подобно той, что привлекла внимание всего мира к Дарфуру. Принципы, которые следует принять, и я первый, кто считает так, это - положить конец угнетению, этнической чистке, насильственному переселению и геноциду, прекратить хранить молчание о тех силах, которые используют свою власть и политическое влияние во имя достижения успехов в стране или в регионе за счет других.

Наиболее правильный, короткий и гарантированный путь решения проблемы - это проведение объективного беспристрастного международного расследования в Дарфуре под эгидой ООН и сотрудничество с суданским правительством при полном соблюдении его суверенитета, затем выработка приемлемых решений в соответствии с нормами международного права. При нарушении закона или при неполном выполнении принятых объективных решений вопрос переходит в плоскость угрозы применения санкций также в соответствии с международным правом.

Есть и другой путь: подключить усилия исламского мира или во взаимодействии с ООН, или вместо нее. С момента возникновения этой проблемы меня не оставляет чувство разочарования в силу полного отсутствия исламского участия в ее решении: если бы исламский мир начал действовать своевременно, ему бы удалось остановить усиление кризиса и не допустить развития напряженности до такой степени, что потребовалось вмешательство СБ ООН. До каких пор исламский мир будет бездействовать и упускать возможности? Не следует забывать, что пассивность исламского мира в деле спасения буддийских статуй в Афганистане несколько лет назад привела к их уничтожению. При этом на исламский мир была возложена ответственность за эту откровенно реакционную акцию.

Я говорю об этом, поскольку проблема Дарфура не столь проста и не столь очевидна, чтобы решать ее при помощи предварительно вынесенных приговоров, которые могут оказаться несправедливыми и неправильными.

Примеры давнего и недавнего прошлого учат нас, что подобные решения всегда дают противоположные ожидаемым результаты и приносят тяжелые последствия. И мне бы не хотелось, чтобы к чрезвычайно сложным проблемам нашего региона, поспешное и одностороннее решение которых привело к серьезным последствиям, прибавились новые.

Известно, что район Дарфура с начала прошлого века стал ареной племенного, расового, социального и экономического конфликта. Этот конфликт имеет и религиозные аспекты, которые в последнее время, возможно, под влиянием событий на юге Судана, развивались в направлении трансформации в политическое движение с целью противостояния правительству. При любом подходе к решению этого кризиса не следует пренебрегать этими соображениями при определении участников проблемы или при выработке пути ее решения. Осмелюсь утверждать, что отнюдь не одна сторона несет ответственность за тяжелое экономическое положение и низкий уровень жизни, доведшие население Дарфура до отчаяния и подтолкнувшие его к выступлению. Международному обществу и организации гражданского общества, роль которых, по моему мнению, должна постоянно возрастать, следовало принять превентивные меры, а не дожидаться пока разразится кризис.

В этой связи хочу напомнить, что мне принадлежала честь возглавлять в Иордании кампанию по оказанию гуманитарной помощи Судану в середине 80-х годов прошлого века. После посещения Судана в Иордании был образован Иорданский национальный комитет сотрудничества с Суданом, который мне выпала честь возглавить. Целью комитета было улучшение положения в Дарфуре и облегчение тяжелых условий жизни, чтобы не допустить ухудшения социальной и экономической ситуации до взрывоопасной стадии.

Иорданская миссия в то время осуществляла проект электрификации и водоснабжения в районе Кас, близ Ниялы. Миссия также провела работы по восстановлению брошенной германской больницы и оборудованию ее. За пять лет группа иорданских врачей приняла более миллиона больных и провела 15 тысяч сложных хирургических операций в восстановленной больнице. Иорданская миссия организовала кампании по обеспечению детским питанием и кампании по обеззараживанию питьевой воды. Финансирование работы миссии осуществлялось за счет средств Хашимитской благотворительной организации и исламского банка развития.

Возвращаюсь к прежнему вопросу о роли ООН в направлении всех возможных усилий для решения гуманитарной катастрофы в Дарфуре. Да, это - обязанность ООН и обязанность ее генерального секретаря.

Но меня настораживает, что эта проблема еще раз ясно напоминает нам, что международное право применяется выборочно и что те, кто его применяют, обращаются с проблемами народов не исходя из сущности, справедливости, серьезности и насущности этих проблем, а на основе пригодности этих проблем для достижения политических целей. Это делает страдания людей инструментом осуществления эгоистических устремлений и целей, которые не имеют никакого отношения к гуманизму, справедливости, благородным целям или новому гуманитарному порядку, в разработке которого я принимал участие с 80-х годов. Он наилучшим образом способен определить основные меры, которые следует предпринять, чтобы избежать кризисов, в которых человек борется против человека или человек борется с природой.

Этот порядок был признан ГА ООН, которая подтверждает его признание ежегодно. Он позволяет действовать законными политическими средствами в соответствии с нормами и положениями международного права всем сторонам, ООН, правительственным и неправительственным органам. Этим мы хотели возвысить слово закона, возвысить международное право наций, базирующееся на уважении интересов всего человечества, а уж потом - на ограниченном удовлетворении частных интересов.

Никто не в праве сомневаться в том, насколько обоснованно ООН уделяет внимание какой-либо проблеме или уделяют великие державы с целью установления контроля над развитием кризиса в Дарфуре как первого шага на пути окончательного прекращения трагедии. Однако, с другой стороны, каждый в праве потребовать подобного внимания к другим проблемам. Говоря прямо, я заявляю, что любой человек в этой стране имеет право задать вопрос, почему молчит ООН относительно невыполнения резолюций по ближневосточной проблеме, почему не определены те, кто несет ответственность за остановку мирного процесса и выполнения плана Дорожная карта и десятка других инициатив, которые рождались и умирали одна за другой. В том, что положение в регионе характеризуется усилением насилия, кровопролития и разрушения. А невинные люди, арабы и евреи, платят высокую цену за это обострение.

Некоторые постоянно спрашивают меня, и я не способен успокоить их нервы, развеять их сомнения или даже ответить на их недоуменный вопрос: Почему ООН и СБ занимают решительную позицию и принимает жесткие резолюции против нарушений со стороны арабских стран, хранит молчание и ничего не делает, когда нарушителями являются другие страны или когда арабы или мусульмане являются жертвой нарушений?

Не пришло ли время покончить с этой несправедливостью?