Запрет на деятельность телевизионного канала, 160-тысячная оккупационная группировка, надуманные обвинения. И это свободное общество, обещанное иракцам?

Аргументы в пользу вторжения в Ирак исчезают один за другим, как падающие кегли в боулинге. Первым отпал самый серьезный аргумент. Говорили, что война была необходима, поскольку Ирак обладал оружием массового уничтожения. Оказалось, что этого оружия нет. Следующий аргумент состоял в том, что захват коалиционными силами Багдада раз и навсегда положит конец нарушениям прав человека, которые процветали в таких адских местах, как тюрьма Абу-Грейб. Но потом мы увидели шокирующие фотографии и поняли: нарушения прав человека продолжаются - уже при новой власти.

На прошлой неделе как дым растаял еще один аргумент, упала еще одна иракская кегля. Это была надежда, на которой строился весь расчет Тони Блэра: что Ирак станет уникальным в арабском мире примером открытого демократического общества. Похоже, Блэр размышлял следующим образом: пусть там нет оружия массового уничтожения, пусть оккупация похожа на хаос; но Ирак построит демократическое общество - и все потери и жертвы окажутся оправданными.

Сейчас данный аргумент выглядит столь же неубедительно, как и остальные. Безусловно, перефразируя пословицу, можно сказать, что Ирак не сразу строился. Взращивание древа демократии на почве, иссушенной и вытоптанной десятилетиями диктатуры, - это непростая и нелегкая задача. Максимум, чего можно ожидать - это постепенных детских шагов в правильном направлении. Но и этих шагов пока не видно.

Мечты о свободе приказали долго жить на прошлой неделе, когда было объявлено, что Ирак восстановит смертную казнь. Понятно, что Ирак не Швеция, и что Ближний Восток - суровое место. В других странах, включая освободителя и спонсора Ирака - США, действует смертная казнь в отношении убийц - так почему в Ираке должно быть иначе? А потому что в Ираке будут казнить не только тех, кто виновен в убийстве, но и тех, кто распространяет наркотики, или подпадает под универсальную статью 'угрозы национальной безопасности'. Да это рай для палача! На любую нежелательную политическую деятельность можно навесить ярлык угрозы национальной безопасности - и источник раздражения может быть в законном порядке уничтожен.

Неоперившаяся демократия в этих условиях представит миру настоящее шоу уважения к закону и порядку, покажет, что система правосудия в стране не является орудием политического подавления. Однако в понедельник пришло сообщение о выдаче ордера на арест двух членов клана Чалаби. Ахмада обвиняют в фальшивомонетчестве, а Салема подозревают в совершении убийства. Вряд ли кто-то будет жалеть двух этих типов. Ахмад - отъявленный мошенник. Он навешал столько лапши на уши своих патронов из Пентагона, убеждая их, что иракцы с распростертыми объятиями и цветами встретят американских 'освободителей', что даже неоконсерваторы из лагеря Дика Чейни отвернулись от него.

Однако тревожным является то, что и Чалаби, и его племяннику обвинение будет предъявлено в один день, когда оба будут за пределами Ирака. (Обвинения в подделке денежных знаков выглядит особенно слабыми и неубедительными, поскольку в одном из отчетов сумма подделанных банкнот оценивается всего в два доллара). Даже без очков видно, что это похоже на попытку не пустить в Ирак двух крайне сильных политических игроков. Трудно предположить, сколько политических оппонентов клана Чалаби стоит за этими обвинениями, однако не вызывает никаких сомнений то, что процессом правосудия манипулируют в угоду политическим интересам.

Наиболее символичным шагом является принятое новым иракским руководством в конце прошлой недели решение о запрете, по меньшей, мере на месяц деятельности телевизионного канала 'Аль-Джазира' в Ираке. Этот запрет будет автоматически продлен, если группа наблюдателей, утвержденная правительством, не подтвердит, что освещение событий 'Аль-Джазирой' 'качественно улучшилось'. Министр внутренних дел Ирака Фалах аль Накиб (Falah al-Naqib) сказал, что закрывает работу канала в Багдаде, поскольку его вещание 'наносит ущерб образу Ирака и иракцев'.

Да, 'Аль-Джазира' далека от совершенства, она часто гонится за сенсациями и чересчур эмоционально освещает события. Некоторые говорят, что телеканал по своей объективности занимает среднее положение между 'Би-Би-Си' и крайне тенденциозным 'Fox News'. Однако это лучшее, что имеется из независимых СМИ в арабском мире. По словам Кентона Кейта (Kenton Keith), бывшего посла США в Катаре, где размещается 'Аль-Джазира', 'в долгосрочных интересах защиты свободы прессы на Ближнем Востоке и тех выгод, которые в конце концов будет иметь Запад, необходимо поддерживать 'Аль-Джазиру' - даже если иногда приходится зажимать при этом нос'.

Оптимисты заявляют, что на Ближнем Востоке начинает формироваться свобода слова. В качестве примера они приводят 'Радио Диджла' (Radio Dijla), которое претендует на звание иракского аналога программы '5 Live' с его звонками в студию и постоянными дебатами. Однако запрет деятельности 'Аль-Джазиры' показывает, что новое правительство не спешит придерживаться линии на защиту свободы прессы.

И главное. Несмотря на постоянное упоминание того, что сегодня 'Ираком управляют сами иракцы', ни один из находящихся ныне у власти руководителей не был избран на свой пост соотечественниками. Вторжение в Ирак, осуществленное шестнадцать месяцев назад, провозглашало своей целью установление демократии в Ираке. Однако на сегодняшний день не достигнуто практически никаких результатов в плане обеспечения волеизъявления народа.

Первый американский 'наместник' в Ираке, отставной генерал Джей Гарнер (Jay Garner) хотел добиться скорейшего проведения выборов в местные органы власти. И что он получил? Преждевременную отставку от Вашингтона. В июне прошлого года американское военное командование отменило планы проведения выборов в местные органы власти. Таким образом, в настоящее время весь процесс приостановлен до проведения обещанных на 2005 год общенациональных выборов.

Несомненно, Америка и Британия станут заявлять, что в условиях дефицита демократии они сами будут 'избранниками иракского народа'. Ведь, в конце концов, именно они в конце июня предоставили 'суверенитет' премьер-министру Аяду Аллави (Iyad Allawi) и его переходному режиму. Но у нас есть существенные основания для скепсиса по этому поводу. Дело в том, что Аллави и его неизбранные министры в значительной степени действуют как марионетки, поскольку все их действия неотступно сопровождает 160-тысячная группировка коалиционных иностранных сил.

Возьмите в качестве примера непрекращающиеся американские атаки на Наджаф, в ходе которых, по данным США (а эти данные многими оспариваются) уже погибло более трехсот боевиков. Выступил ли иракский режим против убийств своих граждан иностранными военными? Нет. Официальная версия состоит в том, что Багдад 'пригласил' американцев, чтобы те сокрушили силы повстанцев, лояльные шиитскому лидеру Моктаде аль Садру (Moqtada al-Sadr). Это очень похоже на приглашения марионеточных союзников бывшего Советского Союза раздавить собственные народы.

Поэтому не будет большой ошибкой, если за всеми этими пароксизмами 'демократии' мы увидим руку Америки. Закрытие 'Аль-Джазиры'? Американцы сами неоднократно пытались это сделать. Совсем недавно, в апреле, Колин Пауэлл (Colin Powell) провел 'напряженные и откровенные' переговоры со своим катарским коллегой, пытаясь приструнить 'Аль-Джазиру'. Отложенные выборы? Это решение тоже принималось американцами.

Камень за камнем фундамент аргументации в пользу этой войны превращается в пыль. Оружия массового уничтожения нет. Нарушения прав человека продолжаются. Прорыва на фронте демократии не наблюдается. Сегодня под вопросом даже самые фундаментальные факты этой войны, включая американо-британские попытки сделать вид, что она окончена. Доказательством продолжения войны является вчерашний призыв американских военных к гражданскому населению Наджафа покинуть город, как если бы они готовили кровавую бойню в этом городе. Другим доказательством являются волнения в Басре и борьба за контроль над нефтяными месторождениями. На прошлой неделе была подтверждена мрачная истина: эта война далека от завершения, а ее инициаторы не добились ни одной из объявленных целей.