МИНСК, Беларусь. - Этой весной значительная часть Центральной Европы праздновала вступление в ЕС и НАТО. Но в моей Беларуси праздника не было. Я даже слышала, как люди здесь и за границей говорят: 'За Польшей земли нет'.

Такой взгляд ошибочен и опасен. Если Беларусь будут продолжать игнорировать, если она по-прежнему останется в забытьи, как это было в прошлом, Европа столкнется с серьезной проблемой на своем восточном фланге. Страна уже стала источником нелегальной миграции, поставки наркотиков и оружия. И эти объемы могут возрасти. Усиливаются политические репрессии. Если Россия поглотит Беларусь (а Минск и Москва уже десять лет ведут обсуждение этого вопроса), то поток политических беженцев несомненно увеличится.

История всегда не по-доброму относилась к Беларуси. Втиснутая между Польшей и Россией, Беларусь в прошлом веке много раз наблюдала, как по ее полям и городам проходят маршем армии воюющих стран, оставляя за собой жертвы и разрушения. Сегодня Беларусь, родина Марка Шагала и Шимона Переса, страна размером с Великобританию и с населением Бельгии, известна в мире лишь тем, что в ней живет последний европейский диктатор - Александр Лукашенко.

Дело в том, что новейшая история Беларуси после 1989 года не является историей возрождения свободы и демократии. Это история возвращения к Европе 30-х годов. Все политические митинги в стране под запретом. Людей арестовывают на улицах только за то, что они несут национальные бело-голубые флаги. В 1996 году Лукашенко заменил национальный флаг на старый флаг Белоруссии советских времен. За участие в уличных демонстрациях молодежь исключают из университетов, а их родителей выгоняют с работы. Дети, желающие получить образование на родном белорусском языке, вынуждены делать это подпольно. Верующим протестантам не разрешают открывать молельные дома. На подъеме антисемитизм.

21 июля господин Лукашенко отметил десятилетие своего пребывания у власти. Отметил своеобразно. Он выслал отряды милиции особого назначения для нападения на мирную демонстрацию в Минске, которые арестовали более 60 человек. Белорусов из молодежного оппозиционного движения 'Зубр' избивали и арестовывали за то, что они попытались пройти по центральной улице столицы с такими плакатами как 'Беларусь будет свободной!' и 'Беларусь - последний оплот диктатуры в Европе'.

Политических заключенных месяцами держат в тюрьмах без предъявления обвинений. Бывший парламентарий и посол Михаил Маринич находится под арестом с апреля. Валерий Леваневский, председатель национального забастовочного комитета, был арестован 1 мая и содержится в одиночной камере в тюрьме города Гродно, что на северо-западе Беларуси. Его обвиняют по статье 368 Уголовного Кодекса Республики Беларусь, которая объявляет вне закона любые 'публичные нападки на президента'.

Режим Лукашенко, как бы подтверждая сложившееся в Европе отношение к нему как к государству-отщепенцу, является одним из крупнейших в мире торговцев оружием. Среди его клиентов были саддамовский Ирак и Ливия, а также целый ряд американских и латиноамериканских стран, где регулярно нарушаются права человека.

Однако самым худшим показателем правления Лукашенко стало возвращение страха. Как и при Сталине, в Беларуси сегодня исчезают люди. 7 мая 1999 года пропал бывший министр внутренних дел Беларуси Юрий Захаренко. Он был одним из основных соперников Лукашенко на президентских выборах 2001 года. 7 июля 2000 года был похищен оператор российского телевидения Дмитрий Завадский. Он тогда только что вернулся из Чечни, где снимал кадры о том, как белорусские солдаты помогают русским в их жестокой войне против чеченцев.

16 сентября 1999 года мой муж Анатолий Красовский, финансировавший оппозиционные партии, а также его друг Виктор Гончар, вице-спикер белорусского парламента, не вернулись домой. В тот вечер я напрасно ждала мужа дома. На следующее утро меня допросила тайная полиция. Они считали, что я знаю о местонахождении мужа. Ни одного из пропавших людей больше не видели. Их дела остаются нераскрытыми.

По своей природе белорусы терпеливы и относятся к фаталистам. Популистская риторика Лукашенко, которой он восхваляет славное советское прошлое и обвиняет Запад во всех нынешних проблемах, в начальные годы его правления сделала его популярным, особенно в сельской местности. Однако сегодня его режим, удерживающий Беларусь в бедности и изоляции, теряет поддержку народа. По данным независимых опросов общественного мнения, проводившихся в течение трех последних лет, популярность господина Лукашенко упала до 16 %, а поддержка населением оппозиции выросла до 43 %. 56% населения выступает за изменения в правительстве, за создание демократических институтов и за свободную рыночную экономику. Такое изменение общественного мнения является прямым следствием усиления репрессий государства, а также растущего в стране и за рубежом убеждения, что существующий режим является противозаконным.

Помогает давление со стороны иностранных государств. В 1996 году мировое сообщество отказалось признать результаты референдума, который продлил срок пребывания Лукашенко у власти. В 2001 году результаты парламентских и президентских выборов были объявлены подтасованными. В прошлом месяце почти 5 000 человек, а это не так уж мало, если учитывать уровень репрессий против инакомыслия, выступила с протестом против действий Лукашенко, который изыскивает средства, чтобы изменить положение конституции, запрещающее баллотироваться на третий президентский срок.

В апреле этого года Парламентская Ассамблея Совета Европы объявила Лукашенко персоной нон-грата на территории европейского континента. В отчете Ассамблеи убедительно доказывается причастность белорусского руководства к исчезновениям политических оппонентов. В нем говорится, что высшие руководители этого режима несут персональную ответственность за совершенные политические убийства, и что в условиях отсутствия в Беларуси системы правосудия Евросоюз должен применить против нее санкции и инициировать международное уголовное преследование виновных в преступлениях. В конце июля Лукашенко 'нанес ответный удар' по тем, кто 'вмешивается' во внутренние дела Беларуси - он закрыл последний независимый университет страны, а на самом деле, вообще последнее независимое учреждение в Беларуси - Европейский Гуманитарный Университет.

В прошлом году мы с мужем могли бы отпраздновать серебряную свадьбу - если бы его не убили. Мне остается только надеяться, что мои дети и внуки когда-то будут жить в стране, где исчезновения людей станут лишь частью ее давней истории. Первый шаг в этом направлении состоит в том, что нам нужно помнить: Беларусь должна стать частью Европы.

Госпожа Красовская является президентом фонда 'Мы помним', который оказывает помощь родственникам исчезнувших в Беларуси в их поисках справедливости