Тринадцать лет назад в августе путч 1991 года - последняя отчаянная попытка сохранить Советский Союз - провалился во всех концах рушащейся империи, кроме одного ее уголка. В Приднестровье, одном из районов Молдовы, верх взяли российские военные и агенты КГБ.

Они закрепили власть твердолобых коммунистов, которые уже тогда перерождались в тех, кто сегодня агитирует за 'Великую Россию'. Эта самая группа российских граждан, многие из которых состоят на службе в российской армии и спецслужбах, до сих пор и правит отколовшимся от Молдовы регионом, привечая здесь российские войска и попутно занимаясь контрабандой и вывозом оружия из этого анклава на юго-западе Европы.

Запад эту группировку до сих пор не беспокоил, но, по крайней мере, не относился к ним как к нормальной стране. Однако недавно некоторые дипломаты в Вашингтоне и в ОБСЕ - вместе в 'посредниками' из России - предложили им как раз то, чего они никак не могли, хотя очень хотели, добиться начиная с августовского путча 1991 года. Им предложили легализацию в качестве действительного правительства Приднестровья плюс участие в центральном правительстве Молдовы - главным образом под российские гарантии.

При том, что в регионе плотно окопались российские войска, Запад играет в процессе роль статиста, а Молдова, управляемая коммунистами, представляет собой классический образец слабости государственной власти, такая 'федерализация' может привести только к тому, что на этом 400-километровом участке границы евроатлантической зоны появится масса новых проблем с соблюдением безопасности и демократических норм. Западные поборники этого проекта исключили из повестки дня все вопросы относительно соблюдения демократических процедур и защиты прав человека. И теперь власти Приднестровья взялись искоренять последний слабый росток еще не до конца зарегулированной общественной жизни - латинский шрифт.

В прошлом месяце, в самый разгар долгой кампании по навязыванию кириллического шрифта для исключительного использования в документах, местные власти своим распоряжением закрыли последние еще оставшиеся шесть молдавских школ, в которых преподавание шло с использованием латинского алфавита. Некоторые из этих школ приднестровская полиция, построенная точно по советскому образцу, уже захватила силой, и сейчас осаждает остальные. С самого путча 1991 года использование латиницы было запрещено во всех официальных документах, в печати и в большинстве школ. Теперь это тотальный запрет.

Рольф Экус (Rolf Ekeus), Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств, нашел верное определение, когда осудил этот налет на школы: 'языковая чистка'. К сожалению, на этот раз Верховному комиссару по делам национальных меньшинств досталось дело, которое вообще имеет мало отношения к каким-либо меньшинствам. Дело в том, что молдаване составляют большинство общего населения Приднестровья и абсолютное большинство коренных жителей. Украинцы занимают второе место, а русские - третье. При этом во властных структурах представлены в основном русские, а высшие чиновники и вовсе приехали сюда прямиком из России. В современной Европе это единственный случай, когда меньшинство правит большинством.

Подавление национальной идентичности - ключевая часть политического проекта, целью которого ставится сохранить в Европе форпост той империи, что существовала здесь до 1991 года. Власти Приднестровья продолжают и в последнее время все усиливают советскую политику денационализации и лингвистической русификации коренных народов через систему школьного образования, государственного управления, средств массовой информации, военной службы и подавления политической активности. До сих пор Запад эту проблему будто не видит, так что неудивительно, что под носом у западной цивилизации происходит завершающий этап языковой чистки.

Но даже сейчас европейская общественность предпочитает его не замечать вовсе, а правительства европейских стран едва обращают на него внимание. Да, Европейский Союз и несколько западных организаций осудили нападение на молдавские школы, но резкий тон их заявлений не был дополнен соответствующими действиями, да и большинство этих заявлений так и не вышло из-за стен ОБСЕ.

Американские же дипломаты, которые отвечают за решение этой проблемы, хотя и сочувствуют судьбе молдавских школ, считают этот инцидент не более чем нежелательным отступлением от пути к высшей цели: проведения переговоров о 'федерализации' Молдовы в партнерстве с теми же властями Приднестровья. Вот поэтому наши дипломаты в лучшем случае занимаются имитацией бурной деятельности: да, они защищают несколько школ, но при этом в упор не видят постоянного и повсеместного нарушения прав человека и даже предлагают узаконить власти этого региона.

Уж завершающий удар в виде запрещения латиницы должен был бы заставить сторонников 'федерализации' в ОБСЕ и Госдепартаменте США устыдиться самих себя. К тому же, в июне лидеры Приднестровья в открытую грозили послать добровольцев и оружие воевать против Грузии. В июле они послали в Южную Осетию обещанную помощь, причем в этой операции участвовали также силы Абхазии и военизированные формирования кубанских казаков. ОБСЕ и ее возглавляемая американцами миссия в молдавской столице Кишинэу этот фат транснационального терроризма проигнорировала, хотя сама операция была совершенно открытой и к тому же положительно освещалась российской прессой.

Примерно в то же самое время Европейский суд по правам человека вынес окончательное решение по долго уже тянущемуся делу о группе молдаван, которых незаконно лишили свободы так называемые приднестровские 'судебные' органы. Страсбургский суд официально заявил, что нынешняя власть Приднестровья создана Россией и поддерживается российскими войсками.

Согласно определению суда, вынесенному 8 июля, с 1991 года до настоящего времени 'российские власти принимали военное и политическое участие в формировании в Приднестровье, являющемся частью территории Молдовы, сепаратистского режима: Россия продолжала предоставлять военную, политическую и экономическую поддержку сепаратистскому режиму, таким образом усиливая его и помогая ему выживать. Российская армия до сих пор находится на молдавской территории в нарушение обязательств полностью вывести ее оттуда, которые Россия взяла на себя на саммитах ОБСЕ в 1999 и 2002 годах: Приднестровье осталось если не под фактической властью, то, по крайней мере, под решающим влиянием России, и выживает благодаря предоставляемой со стороны России военной, экономической, финансовой и политической поддержке'.

Что касается страданий, понесенных истцами, то страсбургский суд считает, что 'Россия не предприняла никаких действий, чтобы повлиять на ситуацию с заявителями, виновниками которой стали ее агенты'.

Итак, суд решил, что власти Приднестровья незаконны, навязаны населению извне, и являются 'агентами' оккупировавшей регион страны.

Из последних событий все заинтересованные стороны должны извлечь свои уроки. Власти Приднестровья уже научились одному: даже если силой захватить власть, править советскими полицейскими методами, заниматься контрабандой и торговать оружием, опираться на оккупационную армию иностранного государства, узаконить подавление национального большинства о стороны меньшинства, запретить использование латиницы и посылать военную помощь через границу такому же, как и у вас, непризнанному полугосударству, все равно среди чиновников из международных организаций найдется какая-нибудь политически слепая и не самая мелкая сошка, которая предложит вам узаконить вашу власть, а другим поделиться с вами своей законной властью (и все это без требования вывода войск и реформирования политической системы).

Западные же дипломаты, как из Вашингтона, так и из ОБСЕ и ЕС, должны понять, что вопросы соблюдения демократических норм и защиты прав человека не могут подниматься в отрыве от переговоров по урегулированию конфликта - они должны стать неотъемлемым элементом процесса в целом. При этом до сих пор и ОБСЕ, и Госдепартамент считают переговоры важнейшей проблемой, а вопросы демократии и соблюдения прав человека - не более чем осложняющим фактором, который, тем не менее, не должен мешать договариваться с мини-диктаторами и их кремлевскими покровителями.

Уже давно пора открыто и однозначно сменить приоритеты, иначе продолжающийся 'процесс разработки федеративной конституции' так и останется фиговым листком, закрывающим раздел сфер влияния, и на самом пороге евроатлантического сообщества будет существовать регион, где сами понятия федерализма и демократии по сути представляют собой собственную противоположность.

Владимир Сокор - старший эксперт фонда Jamestown Foundation, Вашингтон. Фонд издает ежедневник Eurasia Daily Monitor.