Вопрос присвоения главе российского государства Владимиру Путину звания почетного доктора Гамбургского университета пока с повестки дня снят, но неприятный осадок остался. Ректор университета Юрген Лютье (Juergen Luethje) в своем интервью газете 'Die Welt' подводит итог дискуссии на эту тему.

'Die Welt': Почему университет закрыл в прошедший вторник вопрос по поводу присуждения Путину звания почетного доктора?

Лютье: Решающим для этого было сообщение, что необходимые в рамках государственного визита дипломатические и организационные мероприятия больше не оставляют времени для проведения чествования 10-го сентября. Кстати, мы рассчитывали, что такое может случиться.

'Die Welt': Если бы Путин хотел этого чествования, он, наверняка, нашел бы для него время в своем рабочем графике.

Лютье: Российская сторона, между тем, разъяснила, что в этом нет заинтересованности.

'Die Welt': Получается, что Гамбургский университет осрамился?

Лютье: В целом для университета и для Гамбурга как города возникла несколько неприятная ситуация. Но мы не опозорились.

'Die Welt': Какую ошибку сделал университет?

Лютье: Я не исключаю, что мы сделали ошибку в общении. Но мы свободная страна и не можем мешать высказывать свое критическое мнение.

'Die Welt': Упорно держится слух, будто этого чествования очень хотело ведомство канцлера.

Лютье: Это единственный упрек во всей этой истории, который меня действительно возмущает. Я с самого начала разъяснял, что контакта между ведомством канцлера и университетом никогда не было.

'Die Welt': Оказывала ли давление российская сторона?

Лютье: Собственно, нет, скорее, наоборот. Российская сторона дала нам понять, что с пониманием относится к свободной критической дискуссии, свойственной для демократической страны.

'Die Welt': Что Вы можете сказать по поводу обвинения, будто университет позволил сделать себя инструментом экономики и политики?

Лютье: Это обвинение несостоятельно. На решение факультета влияния со стороны никто не оказывал.

'Die Welt': Вы согласны с прежним бургомистром Клаусом фон Донани (Klaus von Dohnanyi), понимающим присуждение звания почетного доктора как 'награду, имеющую декоративное значение'?

Лютье: Можно спорить по поводу того, уместным ли является определение 'декоративная'. В данном случае это награда не за экономические достижения в узком смысле этого слова, а, прежде всего, за значительный вклад в развитие своей страны.

'Die Welt': Получит ли Путин в течение ближайших двух лет свое звание почетного доктора Гамбургского университета?

Лютье: Я не исключаю, что это все же произойдет. Но решение по этому поводу не за университетом.

'Die Welt': Поддерживаются ли, как и прежде, контакты с российской стороной?

Лютье: В данный момент для этого нет никакого повода. Если дело примет снова оборот, то теперь ход за российской стороной.

'Die Welt': Вы бы хотели, чтобы Путин был отмечен?

Лютье: Факультет заявил о своей воле. И как ректор университета я нахожу позитивным, когда факультет может реализовывать свою волю.

'Die Welt': Многие профессора Вашего высшего учебного заведения видят это иначе.

Лютье: Я против того, чтобы затыкать рот. Но не должно быть и так, чтобы один факультет без уважения относился к важным решениям другого факультета.

'Die Welt': Не говорит ли критика о том, что есть профессора, которые рассматривают университет как единое целое.

Лютье: Это оборотная сторона медали. Но если видеть университет как единое целое, то сюда входит и уважение автономии отдельных факультетов.

'Die Welt': Какой урок извлек университет из всей этой истории?

Лютье: У нас был повод выявить остающиеся проблемы в форме открытой дискуссии. Большего мы сделать не можем. Университет это учреждение, в котором свобода мнения является эликсиром его жизни.

'Die Welt': Можно ли говорить, что в этом споре есть выигравшие и проигравшие?

Лютье: Есть только проигравшие.