После первого этапа вывода войск из прежней четверти миллиона американских военнослужащих, дислоцировавшихся по бывшей линии фронта 'холодной войны', в девяностые годы еще оставались 70000 человек. Это анахронизм, с которым теперь Пентагон хочет покончить.

В Майнце человек, который позднее должен был победить Саддама Хусейна (Saddam Hussein), известный, скорее, своим холеричным характером, чем склонностью к эстетике, начинал говорит мечтательно: 'Мы вели детей по узким, выложенным булыжником мостовым старого города, мимо всевозможных небольших магазинчиков на большую рыночную площадь с собором. Потом мы шли прогуляться на набережную Рейна и смотрели на прогулочные пароходы, на которых отдыхали семьи и любовные парочки.

Среди друзей

Не одно десятилетие почти любая значимая военная карьера у американцев была связана с Германией, которая, по сравнению с другими местами службы по всему миру, казалась идиллией. Так, как это было в 1980 году у Нормана Шварцкопфа (Norman Schwarzkopf), который спустя одиннадцать лет стал командующим во время войны в Персидском заливе. Американцы находились среди друзей, причем среди таких друзей, которые особо гордились своей верностью к США.

В политическом плане эта верность была защитой для всей западногерманской внешней политики во время 'холодной войны'. Но совместная жизнь сотен тысяч американцев превращала отношения между двумя народами в историю необычной, не предписанной дружбы. Многообразные контакты между немцами и американцами были будничным делом в Ашаффенбурге и Эрбенхайме, во Франкфурте и в Берлине.

Долгое прощание

После первого этапа вывода войск из прежней четверти миллиона американских военнослужащих, дислоцировавшихся по бывшей линии фронта 'холодной войны', в девяностые годы еще оставались 70000 человек. Это анахронизм, с которым теперь Пентагон хочет в целом покончить.

Это долгое прощание. С выводом американцев, - во всяком случае, большей части из них - закрывается одна из глав послевоенной истории. По их присутствию можно сверять взлеты и падения в германо-американских отношениях: когда об американцах говорили пожилые люди, они видели в чужаках вчерашних врагов, а не друзей сегодняшнего дня.

Многие, воспитанные в национал-социалистском духе, долго с трудом воспринимали все то, что явно говорило о присутствии американских военнослужащих. Это военное превосходство, выветрившее из немцев высокомерие; великодушие по отношению к побежденным, вынужденным воспринимать это по праву как позор, помня безжалостный характер действий немецких оккупационных войск до 1945 года; непринужденность и терпимость американцев, которые с ходу завоевывали сердца молодежи, способствуя намного больше демократизации послевоенной Германии, чем все программы.

Не без кризисов

Так чужаки стали друзьями. Нет, наверное, большего различия, чем разницы между ликованием, с которым в 1958 году в Федеративной Республике Германия встречали военнообязанного по имени Элвис Пресли (Elvis Presley), и скучным существованием в изоляции красноармейцев в ГДР, которая была якобы родиной дружбы народов.

Как и в любой совместной жизни, не обходилось без кризисов и в отношениях между американцами и немцами: отношения портили проблемы, связанные с наркотиками, соблюдением дисциплины, от которых страдала деморализованная армия США после войны во Вьетнаме. В то же время американцы были удивлены, когда в период довооружения их до сих пор столь благодарные подзащитные вдруг блокировали ворота казарм и выкрикивали то, что не осмеливались вслух произносить люди старшего поколения: янки, убирайтесь домой!

И вот теперь пришло это время. Только в Германии, несмотря на недовольство, связанное с войной против Ирака, вряд кто-то рад этому, поскольку мирное движение уже давно приказало долго жить. Наряду с заботами, которые коснулись соответствующих общин и земель из-за экономических последствий, существуют еще более серьезные опасения: мол, лишение любви является наказанием за немецкое неприятие войны против Ирака. За отчуждением последовал теперь вывод войск: символичность кажется настолько очевидной, что она легко может привести к неверным выводам.

Остается грусть

Со стратегической точки зрения передислокация военных баз имеет мало что общего с желанием администрации США отомстить слишком уж упрямым немцам. Конфликт, связанный с политикой по вопросу Ирака, заставил Вашингтон обращать меньше внимания на страхи немцев по поводу потерь. Но и не будь военной кампании против Саддама Хусейна, прежние аванпосты свободного мира все равно потеряли бы свое значение. Для ведения антитеррористической борьбы США хотят создать на далеких границах зоны ответственности союза небольшие, мобильные гарнизоны. К тому же первые наброски планов на этот счет появились еще в 2001 году, когда в отношениях между Вашингтоном и Берлином царила гармония.

Даже если вывод американцев не является доказательством отчуждения, без совместных будней будет труднее избегать отчужденности, которая может возникнуть в будущем. Когда уходят хорошие друзья, остается грусть. Для Германии это повзрослевшая грусть. Дружбу, которая крепла на основе близости в течение десятилетий, надо будет теперь сохранять на расстоянии.