Альфред Вольф (Alfred Wolf) бывший высокопоставленный чиновник, профессор берлинского Университета имени Гумбольдта (Humboldt), эксперт по вопросам права, связанного с усыновлением (удочерением) детей.

'Der Tagesspiegel': Господин Вольф, как Вы можете объяснить то, что семья Шредера удочерила ребенка, причем ребенка из России. Это, наверное, необычно или нет?

Вольф: Я, конечно, не знаю мотивов, которыми руководствовалась семья Шредеров. Но в принципе усыновление (удочерение) ребенка должно быть на пользу детям. Особенно детям, не имеющим родителей.

'Der Tagesspiegel': Разве в данном случае это не идет на пользу супружеской паре Шредеров? Возникает вопрос, почему они не взяли ребенка из Германии?

Вольф: Я могу ответить на этот вопрос лишь в общих чертах. В Германии насчитывается примерно 15000 супружеских пар, которые охотно взяли бы ребенка, но таких детей мало. Нежеланные дети зачастую не появляются на свет в результате абортов, и поэтому детей, которые ищут родителей, немного, особенно таких, кому меньше годика.

'Der Tagesspiegel': Разве в Германии не труднее взять ребенка для супружеских пар намного моложе по возрасту?

Вольф: Это, конечно, так. Кстати, строгого возрастного ценза не существует. Хотят иметь самых лучших родителей. В сегодняшнем мире, когда поколения так переплелись, между супругами существует большая разница в возрасте. Женщины хотят становиться матерями поздно, какой-то строгий возрастной ценз больше не отвечает времени. Мужчины, которым уже за двадцать и тридцать лет, тоже могут быть замечательными отцами.

'Der Tagesspiegel': Удочерение здесь, в Германии, было бы для супружеской пары Шредеров менее вероятным?

Вольф: По этому поводу я сказать ничего не могу. Это зависит также от ситуации в Ганновере, даже от случая. Шанс, скорее бы, имели родители в нормальном возрасте для воспитания ребенка.

'Der Tagesspiegel': Является ли обычно причиной для отказа то, что кто-то состоит в браке уже в четвертый раз?

Вольф: Я думаю, что стабильность в отношениях родителей является важным отправным моментом при решении, брать ли ребенка, и при принятии решения об адоптации в суде. Только четвертый брак тоже может быть удачным.

'Der Tagesspiegel': Как часто такие видные люди, как канцлер, усыновляют (удочеряют) детей из других стран?

Вольф: Господин Яух (Jauch) взял детей из Сибири, есть и другие. Международные соглашения направлены, скорее, на то, чтобы не допускать развития этой тенденции. Мы не желаем, чтобы таким образом происходила миграция населения из бедных стран в богатые. Но мы в то же время хотим помочь детям.

'Der Tagesspiegel': Почему берут детей из-за рубежа?

Вольф: Мотивы, по которым ищут себе детей за границей, очень различны. Цифры достаточно большие. Ежегодно в Германию самыми разными путями привозят для усыновления (удочерения) примерно от 700 до 800 детей. Ребенок из детского дома в принципе нигде не может чувствовать себя более надежно, чем в семье. Взять ребенка, у которого за границей трудная жизнь, может быть актом высокого порыва. На этот счет существуют международные соглашения, так как есть желание предотвратить, чтобы детей за границей покупали.

'Der Tagesspiegel': Какова процедура усыновления (удочерения) ребенка? Как добиться, чтобы все было правильно?

Вольф: Сначала это в руках российских органов, которые несут ответственность за своих детей и которые по немецкому и международному законодательству обязаны позаботиться о том, чтобы было добровольное согласие физических родителей, чтобы не было никаких денег в качестве платы. К сожалению, Россия пока не вступила в международное соглашение по вопросам адоптации детей. Решение о том, может ли иностранный ребенок быть передан немецким родителям, там, в конечном счете, принимает судья, занимающийся вопросами опеки. Но тот, впрочем, знакомится с делом только тогда, когда оно уже почти завершено. До этого он к делу не подключается. Нотариальные процедуры тогда уже завершены, социальные условия и человеческие взаимоотношения между новыми родителями проверены. Взять ребенка - всегда очень трудное дело, иногда это кончается неудачей. Кстати, и в тех случаях, когда речь идет о немецком ребенке.

'Der Tagesspiegel': В случае со Шредарами тоже был задействован суд по вопросам опеки?

Вольф: Совершенно определенно участие принимал опекунский совет. Занимались этим, конечно, и российские органы власти. Если удочерение происходило в Германии, то решение принимал суд по делам опекунства.

'Der Tagesspiegel': К кому лучше всего обращаться людям, если они хотят взять ребенка?

Вольф: Существуют благотворительные учреждения, которые могут дать консультации, учреждения, занимающиеся вопросами усыновления (удочерения) детей. Там надо зарегистрироваться. Это процедура, которая может разочаровать. Есть, конечно, искушение сказать: я этого делать не буду, поскольку все так трудно и у меня столько конкурентов. Я пойду куда-нибудь, где больше детей, которые ждут место в какой-нибудь семье. Но это ведь может быть и очень хорошим делом.