Автор статьи - заместитель министра обороны США.

Планы передислокации американских войск, о которых президент Буш объявил в понедельник, усилят нашу армию, оживят союзы Америки и улучшат жизни наших военнослужащих.

Новая доктрина позволит нам быстро перебрасывать необходимые силы в любое место мира. Она усилит нашу военную мощь, переведя 60-70 тысяч военнослужащих с иностранных на американские базы. Она создаст более легкую 'поступь' США за границей, консолидирует разбросанные объекты, уберет раздражители из наших отношений со странами, где располагались наши базы, и во многом облегчит США сотрудничество с союзниками и друзьями в военных операциях, включая тренировки, разработку военных доктрин и тактики, а также совместное использование новых военных технологий.

Во времена 'Холодной войны' предполагалось, что наши войска за рубежом будут сражаться в местах своей дислокации. Но больше мы так не думаем. Мы не можем точно предсказать, где придется сражаться нашим солдатам, а потому они должны быть достаточно мобильными (легкими и легко развертываемыми), чтобы незамедлительно отправиться в любую точку. Гибким и быстрым войскам гораздо проще добиться успеха в сражениях, они могут помешать проблемам перерасти в кризис, а кризису - в войну.

Текущая позиция США, наследие Второй мировой и корейской войн, включает много неправильных видов войск, развернутых в неправильных местах, а потому является дорогостоящим тормозом военной мощи Америки и союзников. Оставить два американских бронетанковых дивизона в Германии на случай атаки Красной Армии, которая, слава богу, перестала существовать более десяти лет назад, означало бы победу инерции над стратегической рациональностью.

Тяжелые войска уйдут из Европы, освободив место для более легких, быстро развертываемых и передовых в технологическом плане сил. Как известно нашим союзникам, прореженные войска необязательно становятся менее боеспособными. Напротив, относительно небольшая армия, снабженная, к примеру, новейшими боеприпасами с точным наведением, может нанести серьзеный удар. Взгляните хотя бы на основное сражение операции 'Иракская свобода' в прошлом году.

Изменения в структуре американских войск в Восточной Азии тоже имеют неоспоримые обоснования. Южная Корея успешно развивалась на протяжении последних 50 лет. Частично благодаря нашему союзничеству, она стала сильной, демократичной и богатой державой, гораздо более мощным союзником, чем во времена корейской войны и сразу после нее. Для активизации сдерживания и сохранения важности нашего союза мы корректируем распределение обязанностей. Мы вытаскиваем шип из бока Южной Кореи, выводя американский штаб из центра Сеула. Мы переводим американские войска на юг Корейского полуострова, за пределы досягаемости северокорейской артиллерии, и консолидируем их в нескольких точках. Мы увеличиваем присутствие ВМФ и ВВС в регионе и передаем наземные высокотехнологичные средства в ведение Южной Кореи.

Это означает, что мы сможем лучше справляться с угрозами в регионе, будь то от КНДР или кого-то еще, несмотря на то, что часть войск с Корейского полуострова вернутся домой. Наши корейские союзники ценят мудрую корректировку нашей позиции. Они знают, что это главное для поддержания нашего союза в течение следующих 50 лет.

В нынешнем политическом сезоне кто-то из критиков неизбежно должен был обвинить нас в 'односторонности'. Но это обвинение вернется к ним самим. Изменения доктрины сделают союзы США более способными и пригодными к использованию в будущем. Отказ от подобных перемен мог обречь наши оборонные партнерства на утрату актуальности. Мы хотим сохранить наши альянсы, но не в янтаре.

Зная, что изменения приведут к частичной передислокации войск, наши союзники тем не менее поддержали нас, более того, с энтузиазмом. Они знают, что приверженность США общему делу измеряется не уровнем войск, а уровнем мощи, как наших войск в регионе, так и тех, которые могут быть быстро туда переброшены.

Еще одним преимуществом предстоящей реструктуризации будет улучшение условий жизни наших военнослужащих и их семей. Нет ничего хорошего в том, что семьи военных путешествуют вместе с ними, если сами военные неожиданно могут быть отправлены в другое место. Например, сейчас семьи солдат, дислоцированных в Европе и затем направленных в Ирак или Афганистан, переживают двойную разлуку - со своими мужьями и с остальными членами семьи, живущими в США.

На разработку новой доктрины ушло более трех лет, но она вобрала в себя лучшие советы американских боевых командиров и генштаба, наших союзников и партнеров по всему миру, с которыми проводились обширные консультации, а также ключевых членов Конгресса. Те, кого вводили в курс дела, в принципе говорили одно и то же: США должны были сделать это давно.